Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:24 

Beilschmidt Gilbert [DELETED user]
Название: Ведь нет ничего невозможного
Автор: Takagi Toya
Фэндом: No.6
Персонажи: Незуми/Шион, массовка.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, ER (Established Relationship), Hurt/comfort, Романтика, Слэш (яой)
Размер: Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус: закончен
Описание:
Непростое время дли Шиона в отсутствие Незуми. Душевные терзания, метания из стороны в сторону и попытка исполнить свою заветную мечту и желание.


Когда тьма не оставляет тебе выбора,
ты должен лишь жить своей мечтой.
Своей надеждой.
Ведь в мире нет ничего невозможно.


Большой снежный ком прямой наводкой ударился об окно, и оно заходило от столь резкого удара. Шион невольно встрепенулся, отрывая взгляд от книги на коленях. На окне остался лишь снег от озорства, но это было явно к чему-то. В доме горел камин, поэтому не особо хорошо было видно что-то хотя бы в метре от дома. Мальчик положил книгу и направился к окну, плавно разминая уставшие от долгого перелистывания страниц пальцы, которое уже и вовсе перестало дрожать. Он скользнул взглядом в разные стороны, но проказника так и не обнаружил в своем поле зрения. Вздохнув, он уже готов было отойти от окна, но его привлекло шевеление где-то у соседнего дерева. Неясная фигура, сокрытая во мраке зимней ночи, продолжала двигаться, как-то немного резко и быстро. На лбу Шиона невольно появились складки, его разум охватили новые думы. Кто бы это мог быть? Ведь не каждому придет в голову слоняться по безлюдным заснеженным улицам в такой час. Вздохнув, он щелкнул замком и открыл окно, нараспашку, и холодная свежесть ворвалась в дом буйным и непокорным вихрем. Лицо приятно защипал мороз, нос самовольно покраснел, словно он сейчас вовсе не Шион, а играет роль местного клоуна, развлекающего собравшихся вокруг него детей. Вскоре и щеки покрыл нежный румянец, от чего его вид еще больше стал походить на гримированного актера. Глаза неотрывно всматривались в темноту. В душе он надеялся высмотреть знакомый силуэт. Тот силуэт, который он уже так давно ждет. Однако уже через несколько секунд он услышал шорох, и что-то непонятное ринулось прямо на него. Шион хотел было отскочить, но это ударилось прямо в его грудь. Он сначала в испуге и недоверии замер, не пытаясь пошевелиться, но потом вновь услышал шорох, но уже где-то в глубине дома. Поежившись, он устремил взгляд вглубь комнаты и увидел метающегося из стороны в сторону белоснежного голубя. Птица была напугана, движения ее были резки, и только сейчас Шион услышал птицу. Его ушей коснулся шорох крыльев и воркование, приглушенное, но звенящими нотами отдающееся в его ушах. Мальчик молча наблюдал за полетом птицы, которая то билась о стены, то летала кругами. Сердце сжалось от разочарования в собственной иллюзии. Однако бедную потерявшуюся птицу он не мог оставить такой, какой она была сейчас, готовой разбиться о первую попавшуюся в его доме стену, дверь или окно. Тяжело вздохнув, он крепко-накрепко захлопнул раскрытое окно и полез в шкаф за какой-нибудь теплой тряпкой. Достав длинный серый шарф, он накинул его на птицу, когда птица, все же став спокойнее, села на диван. Тут же послышалось ожесточенное сопротивление птицы по отношению к инородной накинутой материи, но вскоре и оно исчезло. Шион аккуратно поднял птицу в шарфе и открыл ей головку. Два черных глаза, словно две крошечных обсидиановых бусинки смотрели прямо в его красные глаза. Губы мальчика невольно тронула мягкая снисходительная улыбка. Птица, почувствовав доброжелательное отношение к себе, как-то затихла и больше не пыталась вырваться от своего спасителя. Он не мог отвести взгляда от этой маленькой отбившейся пташки, которая ему чем-то стала напоминать себя самого. Совсем одна, ищущая тепло, эта птица не могла не тронуть душу Шиона. На секунду, мальчишка прикрыл глаза. Перед глазами пронеслись все его самые интимные воспоминания. Открыв глаза, он устремил взгляд в ту самую черную даль. За окном снова разыгралась метель, и острые снежинки танцевали в бешеном танце, не давая ничего не видеть за их действом. Шион лишь вздохнул, а его сердце снова сжалось от мучительного разочарования.

* * *

Мягкие и невесомые лучи солнца медленно проникли в небольшую заставленную книгами комнату. Шион спал прямо на столе, облокотившись на него и положив голову на его поверхность. Где-то рядом незатейливо ворковал голубь, спасенный прошлой ночью. Солнце восходило и окутывало своим еще пока холодным теплом здешние окрестности. Лишь в полдень оно становилось особенно ярким, а к вечеру снова закатывалось за горизонт, как большое колесо, совершившее долгое путешествие по любимым местам.
Часам к одиннадцати Шион наконец смог разлепить глаза, сонно уставившись в окно. Смотреть в окно стала для него навязчивой привычкой, которой он вовсе не замечал. Он делал так исходя из его внутренних ощущений, мыслей, и вовсе порой не замечал, что мог часами смотреть в одно узенькое окно, которое вело в небольшой сад с множеством деревьев. Со стороны могло создаться ощущение, что Шион постоянно кого-то ждет. Постоянно верит, как будто кто-то мог неожиданно выйти из-за густой растительности, открыто ему улыбнуться и снова позвать по имени своим жестким, но все же в самой его глубине довольно мягким и приятным голосом.
Шион не переставал надеяться.
Мальчик знал, что рано или поздно тот самый человек вернется в его жизнь, возможно, распахнет окно и ворвется внутрь, заключит в крепкие сильные объятия, а он, Шион, будет чувствовать запах свежести и уткнется носом в его темные шелковистые волосы и почувствует приятную мягкость его кожи, проведя кончиками пальцев по щеке.
Днем Шион прогуливался по центральной улице Шестой Зоны. Людей было очень много, от чего часто бывали случаи того, что кто-то пихнет кого-то в плечо или того хуже случайно сшибет с ног.
Город мечты стал совсем другим, несмотря на привычную спешку на городских улицах. Идеология об идеальности сложившегося здесь государства сошла на нет, больше не было никаких массовых идеологий или культов какой-либо политической личности. Жизнь постепенно забила в своем привычном ключе. Множество жертв экспериментов правительства не были забыты, но люди с оптимизмом смотрели в будущее, которое они должны были выстроить собственными руками, и на этот раз без жертв и лжи друг другу.
Шион рассматривал какие-то странные безделушки, выставленные в витрине какого-то дорогого магазина. Несмотря на это, его мало интересовал лоск и блеск таких вещей, и он предпочитал все больше времени проводить в различных книжных магазинах, которые появились после прекращения эпидемии. До этого он не мог читать больший перечень тех книг, которых мог найти сейчас в любой книжной забегаловке. Различная литература, любые жанры на самые изысканные взгляды и для самых нестандартных умов. Все это безумно влекло Шиона, и он не в силах был отказаться от чтения. Ведь когда именно он показал ему эти книги, которые он не мог прочесть до возникшей эпидемии и других событиях, случившихся в Шестой Зоне.
После нескольких часов блуждания по городским магазинам, он наконец-то добрался до большой центральной библиотеки, которую открыли совсем недавно. Внутри все было очень роскошно, даже в голову не пришло бы, что это может быть библиотека. Попав в свою стихию, Шион быстрыми шагами направился к библиотекарям, уже сгорая от желания попасть в читальный зал. В нем было многолюдно, но, несмотря на многолюдность, здесь всегда стояла гробовая тишина. Люди тянулись к знаниям, вся нехватка других источников познания, установленная этим людям в далеком прошлом, сейчас была видна очень отчетливо.
Шион очень любил Шекспира. Возможно это тоже была заслуга именно его, того исчезнувшего из его жизни человека. Он помнит, как в шутку, или не совсем, раздавал имена каждой крысе, которые ютились вместе с ними: Макбет, Гамлет, Крават, Полнолуние. Шион лишь дал крысам имена, ведь Он даже не потрудился этого сделать. А узнав, стоял с таким видом, будто мальчик полоумный вовсе.
Невольно в голову мальчика ютились и другие мысли. Он вспоминал их разговоры и выборы, столкновения их взглядов. Шион ведь понимал и корни этих событий, и не ничуть не жалел о них. Теперь ему многое есть что вспомнить и освежить былое. Но возможно ли это сделать до конца, если человека, с кем они создавались, больше нет рядом?
Да, они могли и вовсе стать врагами. Ведь даже в литературе и истории можно найти случаи, когда любящие сердца убивают друг друга из-за столкновений взглядов и интересов.
К счастью, в их случае они смогли обойти этот обрыв в пропасть. Они смогли устоять на краю, держась за руки, не давая друг другу упасть. Даже сильный ветер не смог сдвинуть их с места, опрокинуть и уничтожить.
Шион двигался от стеллажа к стеллажу, внимательно читая корешки книг, метаясь от одной к другой. В итоге, не остановившись на нескольких книгах, он взял целую стопку и занял место среди первых ранних книжных червей. Его взгляд приковал и знакомый ему Шекспир, а также Фрэнсис Бэкон, Томас Мор и еще несколько других писателей. Пролистывая Шекспира, Шион с грустью вспомнил поход в театр. Его Офелия. Только в его исполнении. Офелия, которая для Шиона навсегда стала единственной. Но мальчик давно решил, что не даст мрачным эмоциям и мыслям захватить его голову, поэтому стал думать об окружающей его погоде. Сегодня она была на редкость хороша. Шион сидел прямо перед большим арочным окном и мог наблюдать стайку птиц, копошащихся поблизости. Благо он находился на первом этаже этого огромного здания и мог видеть эту прелесть биения жизни.
Спустя час, а может и чуть больше, к нему рядом села довольно грузная бабушка с очень добродушным лицом, россыпью веснушек на лице и поразительно доброй улыбкой. Ее пронзительные глаза несколько минут следили за мальчиком, потом она неожиданно положила рука на его плечо, отчего тот вздрогнул и от испуга практически потерял дар речи.
-С тобой все в порядке, мальчик?
Шион, повернувшись к бабушке, замялся и несколько секунд не мог ничего ответить.
-Нет, вы ошибаетесь, все в порядке. Спасибо большое за беспокойство.
Шион не смог еще пару секунд отвести от женщины взгляд. Морщины залегли уже достаточно глубоко, на лбу тоже собралось несколько складок, но улыбка отводила от них взор.
-Ну, хорошо, смотри, ешь больше. А то такой бледный, Прости Господи.
Шиону не оставалось ничего, кроме как добродушно улыбнуться в ответ.
-Наверное, вы правы. Буду питаться лучше.
Он не заметил, как тихо рассмеялся и приковал к себе целый ряд взглядов читателей, чье спокойствие в один момент было им нарушено. Шион покраснел и отвернулся от бабушки, снова скрываясь за толстой книгой, на чьей обложке крупными буквами было выведено “Утопия”. Ему не нравилось доставлять проблемы и неудобства другим людям, однако он по-прежнему чувствовал на себе взгляд этой женщины. Поправив как бы нарочно свои белые волосы, он пытался вдумчиво вчитываться в каждую строку, однако взгляд мешал. Правда, спустя какое-то время он перестал испытывать неудобство. Он оторвал взгляд от книги, желая посмотреть , а что же читает эта странная женщина, однако место рядом с ним уже было пустым. Неизвестно как она сумела так бесшумно покинуть зал. Хотя здесь все старались передвигаться как можно тише, но какое-либо движение он бы все равно почувствовал. И этот случай поселил в его сердце некоторую временную настороженность.


* * *
Со случая в библиотеке прошла уже целая неделя. Шион помогал своей матери в пекарне, даже смог продолжить обучение в связи с тем, что с него сняли все обвинения, и он был чистым перед законом и новым государством. Ничего примечательного больше не случалось. Единственное, что как-то особенно врезалось в память Шиона, так это то, что у него наконец-то хватило силы воли отпустить того самого белого голубя. Пташка была с раненым крылом, поэтому его пришлось оставить в доме, чтобы залечить все раны. И вот недавно, окрепшего и полностью здорового голубя он отпустил в безграничное небо, навстречу неизвестности. Непонятно почему, но после этого случая он стал особенно молчалив. Ему почему-то стало казаться, что возможно и вера его ложная. Возможно, он просто дурак и сам ничего не понимает. И не понял его, его слов и жестов тогда. Зато губы и чувства поняли его отчетливо, и только подчинение им оставляло в Шионе былую надежду и уверенность.
В комнате было даже несколько душно. Шион все равно топил камин и рассказывал истории местным ребятишкам, так любившим бывать у него. Истории в исполнении Шиона всегда приковывали к себе невинные и такие чистые детские сердца, поэтому вокруг чтеца всегда образовывалось целое кольцо маленьких слушателей.
Сегодня было несколько ребят из соседних домов. Они обступили Шиона со всех сторон, буквально смотря ему в рот, и внимательно слушали новый отрывок из любимой книги чтеца. Ведь ему подарил эту книгу именно его надежда. Он не побоялся бы дать и другое определение этому человеку. Его любовь.
Ему нравилось быть рядом с детьми, быть их наставником и помощником. Возможно, это тоже было тем, что спасало его от полного закрытия и ухода в свой собственный мир и свои мысли.
Когда дети пошли по домам, и солнце вновь стало заходить за горизонт, бросая на землю желтоватые и красноватые лучи, Шион пристроился около окна и вновь стал вглядываться вдаль. Говорят, что птицы приносят вести на своих крыльях, а шорох – это звук приближения, случайно упавшие перья – образ этих самых вестей. Шион знал это, но все же не думал, что это может иметь какое-то особое значение. Укутавшись в плед и забравшись с ногами в большое и удобное кресло, Шион снова всматривался вдаль, ожидая. Уже потихоньку засыпая, с его губ неожиданно сорвалось такое любимое и родное имя, которое он хранит уже очень давно, и того, кого он всегда ждет.
-Незуми…

Ночью его разбудило чье-то шуршание и мышиное попискивание. Шион открыл глаза, сон резко как рукой сняло. Он молча вглядывался куда-то в темное пространство комнаты, ища взглядом источник звуков. В его душе ярким пламенем вспыхнула надежда, ведь они же жили с крысами и мышами, и у самого Незуми была своя личная крыса. Шион вскочил и побежал по интуиции по направлению к выключателю и через несколько секунд в комнате уже горел свет. Быстро дыша от волнения, Шион смотрел то в одну, то в другую сторону. Мышиный писк не нарастал, но все же еще был отчетливо слышен. Шион гонялся от стены к стене, везде ища хоть один намек на пребывание мыши. Каково было его разочарование и отчаяние, когда писк смолк.
Он рухнул на колени прямо посреди комнаты, стеклянным взглядом смотря куда-то вперед. Его глаза приобрели какой-то стеклянный оттенок, как будто становясь прозрачнее. Потом он медленно осмотрел все вокруг него и медленно наклонился вперед, упираясь ладонями в пол.
Из глаз потекли слезы.
В комнате было по-прежнему тихо. Ничего не нарушало этой спокойной тишины. Однако Шион плакал, дрожа от всхлипов, хватаясь руками за свои плечи. Он понимал, что так может просто сойти с ума.

* * *

Шион не спал всю ночь. Странный сон одолел его где-то в середине ночи, однако он быстро проснулся, тяжело дыша, а по виску скатывалась капля пота. Ночью ему приснилось, что Незуми убили.
Как только рассвело, Шион тут же направился в далеком направлении, решая потратить весь день на свое путешествие – туда, где они раньше жили с Незуми.
Он сначала ехал автобусами в черте города, затем пользовался попутным транспортом. В итоге, под конец дня, он все прибыл в знакомое место. Он быстро сориентировался и прошел до их бывшего убежища. Непонятно было, где сейчас Незуми. Возможно, ищет компромат на новое устройство государства. Мальчик медленно шел по каменной, немного поросшей мхом лестнице, а спустившись, крепкой хваткой взялся за ручку деревянной двери. Дверь поддалась не сразу, но потом все же открылась под неплохим силовым давлением. В комнате было темно, как в подвале, и пахло сыростью. Шион случайно наткнулся на стол и зашипел от боли и стал двигаться аккуратнее. Потом он догадался посветить своим мобильным телефоном и наконец-то нашел свечу в подсвечнике с ручкой. Холодный расплавленный воск еще до сих пор был на дне. Все вещи были на своих привычных местах. Стеллажи с книгами предались вечному покою в этом подземном жилище. Шион провел пальцами по корешкам книг, которые некогда все прочел. На пальцах остался толстый слой пыли – значит, эти книги уже давно никто не читал. Потом прошел дальше и увидел кровать. Здесь всегда спал Незуми. Иногда и он сам. Рукам невольно потянулась к ней и коснулась покрывала. Знакомое ощущение под кончиками пальцев. Интересно, а вещи запоминают чью-либо энергетику? Шион невольно навалился в сторону и прилег на кровать, сгребая в пальцах покрывало и прижимая к своей груди. Он прикрыл глаза, вспоминая все то, что было между ними. Его первое признание, что он его притягивает. А еще именно здесь Незуми отговаривал его от этого, ведь потом они не смогут убить друг друга, если станут врагами. Сейчас слова Незуми казались такими смешными, что хотелось плакать.
Шион не заметил, как уснул. Он не знает сколько времени провел здесь, но проснулся только глубокой ночью и решил выбраться и хотя бы пешком дойти до ближайших дорог. Он бесцельно бродил, а при сильном ветре песок больно ударял в лицо. Потом решил спуститься ближе к ночному сборищу людей. Даже в такое темное время суток люди слонялись туда-сюда, правда, их было значительно меньше, чем днем. Всего пара человек. Шион любовался небом, таким же темным, свинцовым и давящим, как и раньше. Здесь мало что изменилось – вот это и есть настоящая реальность, а не прежний блеск и роскошь городских апартаментов. Но недолго отвелось Шиону бродить в спокойном одиночестве. Сзади послышались чьи-то тяжелые шаги.
-Эй, паренек, тебя что, не учила мамочка не ходить в такое время по улицам?
Шион вздрогнул, когда его кто-то цепкой хваткой схватили сзади. На ухо быстро зашептал тот же сиплый низкий голос.
-А ты симпатичный малый. Мы заберем тебя с собой.
Глаза Шиона распахнулись и он начал вырываться из рук похитителя, но не успел он двинуться, как его руки что-то сковало.
Не балуйся с огнем, малый. Тебе лучше идти по доброй воле.
Шион оглянулся через плечо. Сзади него стоял коренастый широкоплечий мужчина, с очень отвратительной физиономией. От него у Шиона пробежали мурашки по спине.
-Я не пойду с вами.
-Да куда ты денешься, юнец.
Его резко дернули назад, отчего Шион чуть не рухнул, но все же устоял на ногах. Похоже, мужчина был один. Однако минус уже сразу был в том, что мальчишку сковали наручниками.
-Не пойду!
Шион не собирался уступать, тем более сейчас, тем более здесь, где он научился быть собой и защищать себя от других. Здесь он был с Незуми и не имеет права дать себя в обиду. Иначе Его урок был пустым словом наставника. Он ведь хотел быть равным ему.
Шион с разворота пнул обидчика в пах и, когда тот на секунду его отпустил, со всех сил побежал вдоль улицы. Сейчас, в его положении, скованный, он не мог дать толком никакой сдачи. А объектом насилия тоже не хотел становиться. Поэтому он бежал сломя голову, не разбирая дороги, просто убегая отсюда.
Но неожиданно он услышал какой-то почти свинячий визг и звук падающего тела. Шион невольно обернулся, остановившись.
Недалеко от него на земле лежал этот самый мужчина. Лицо и без того уродливое еще больше исказила гримаса боли, а голова находилась в луже крови. В ночном свете Шион разглядел рваный порез на шее. И только потом он поднял взгляд. Перед ним стоял незнакомец, одетый во все черное, на шее был темный, почти черный шарф, даже лицо было им замотано. Волосы растрепались, и теперь нельзя было даже догадаться о его былой прическе. Волосы аккуратно разметались по плечам. Он наступил ногой на голову убитого и издевательски надавил сапогом на голову, глумясь над мертвым человеком. Потом, не поднимая глаз, пошел в сторону Шиона, оставляя за собой кровавые следы. Буквально сравнявшись, когда Шион ожидал все, что угодно, незнакомец как-то чересчур ласково произнес.
- Как давно тебя не видел. А ты ничуть не изменился, Шион.
Мальчишка распахнул глаза от удивления, а сердце сделало двойной удар.
-Я скоро приду. Не забывай этого. А сейчас возвращайся домой.
Незнакомец, на пару секунд остановившийся, пошел дальше. Шион развернулся, на эмоциях уже не собираясь сдерживаться.
-Незуми?
Незнакомец не остановился. Шион решил, что раз он пообещал, то не должен за ним идти сейчас. Над странником возвышалась красивая и ровная полная луна, мягко ложившаяся на его лицо и тело. У Шиона бешено забилось сердце.
С ним все в порядке.
И он скоро придет.

* * *

После поездки за город, Шион практически не выходил из дома в течение пары дней из-за плохого самочувствия. Даже пришлось временно не ходить на учебу. В последний день болезни, когда он уже собирался спать, то услышал громкий стук в окно. Кто-то стучал, но неизвестно кто, ибо он видел только руку незнакомца. Шион с опаской подошел к окну, ибо еще помнил недавний случай, когда его снова спас Незуми. Мальчик подошел совсем близко к окну, щелкнул замком и распахнул его, все по-прежнему доверяясь своему шестому чувству и некоторой наивности в поступках.
-Шион, ты ничуть не изменился. Нельзя открывать окна первому встречному, вдруг они сделают вот так.
Белокурый мальчик почувствовал у шеи что-то холоднее снега и морозного ветра. Сталь от ножа холодила, заставляя промерзать до костей.
-Недружелюбно как-то. А я ведь тебя так долго…ждал.
-Я знаю.
Шион наконец-то поднял взгляд и столкнулся с парой пронзительных стальных глаз, но они не обжигали, как металл, а, наоборот, по всему телу прокатилась волна тепла, а сердце радостно защемило.
-С возвращением, Незуми.
-Прости, что заставил ждать, Шион.
Поцелуй был долгим, по-своему страстным, но ничуть не пошлым. Шиону не хотелось отрываться от этих сухих, холодных губ, хотелось наоборот прижаться ближе, но Незуми прервал поцелуй первым.
-Можно я войду? На улице не плавательный сезон, а одет я довольно легко.
-Заходи, конечно. И вообще надо носить более теплые вещи.
Незуми буквально запрыгнул к нему в комнату, махом перемахнув все барьеры. Вместе с Незуми в комнаты пробрались и клочки снега, которые осыпались на пол с долгожданного человека. Шион закрыл окно и мягко, ласково, с любовью осмотрел Незуми, стряхивая с него весь снег и ничуть не страшась за порядок в доме.
-Ты весь холодный как лед. Надо разогреть камин…
-Не надо. Сам меня согреешь.
Голос все такой же жесткий. Однако для Шиона Незуми всегда находил какие-то теплые и приветливые нотки. Шиону лишь оставалось смущенно кивнуть в знак согласия. Щеки же сразу покрылись густым румянцем, и Шион на всякий случай закрыл дверь в свою комнату.
-Интересно, тебе сказали потом что-то по поводу наручников?
Ехидство Незуми не девалось даже после долгой разлуки.
-Пришлось снимать в полицейском участке. Пришлось признаться, что на меня напали.
-И что, так и сказал, что нападавшего убили?
-Нет, власти же за границу города не распространяют свое влияние.
-Это хорошо. Неужели Шестая Зона наконец-то стала думать чем-то вроде мозга.
Шион мягко улыбнулся. Он не ожидал, что Незуми хотя бы однажды устроит снисхождение этому ранее прогнившему до основания городу.
-А вообще, пойди сюда, Шион.
Мальчик не смог ему отказать и позволил себя обнять. Незуми плотно прижал его к себе, утыкаясь носом в его белоснежную макушку.
-А ты похож на снег, Шион. Только теплый. А ведь люблю зиму.
Губы Шиона растянулись в легкой улыбке.
-Я тоже люблю.
Незуми лишь изобразил что-то вроде своего привычного смешка и, приподняв его лицо за подбородок, нежно поцеловал его в губы. Шион не мог и не хотел этому противостоять, наоборот, только ближе прижался к нему, сжимая в пальцах его одежду на спине.
-Я так долго ждал этого момента.
Сказал Незуми на выдохе, когда поцелуй закончился. Шион лишь по-прежнему выглядел слегка смущенным, но в большей мере неимоверно счастливым.
-Я тоже.
-Если придется, будем везде вместе?
Незуми приподнял сжатый кулак, ожидая ответа Шиона. Тот посмотрел на Незуми и улыбнулся. Несмотря на всю его жестокость, жесткость, ехидство и некое коварство по отношению к другим людям, он все равно был все тем же самоуверенным, немного обиженным ребенком, каким, скорее всего и был раньше.
-Хорошо. Буду. Обещаю.
Шион тоже сжал кулак и легонько ударил по кулаку Незуми. Так они закрепили свое обещание.

Время лечит, время может учить, время имеет свойства остужать пылкие, пламенные чувства. Однако если ты веришь и ждешь исполнения своей заветной мечты, то ни одна преграда не сломает тебя, не заставит преклонить колено перед тем, с чем пришлось столкнуться. Если чувства настоящие, то любые преграды будут нипочем.
Главное верить.
В себя.
В него.
В свое желание.
В свою мечту.
И ее исполнение.

@темы: Hurt/comfort, Nezumi, PG-13, Shōnen-ai, Sion, Yaoi, Ангст, Мини, Фанфикшн

Комментарии
2011-10-30 в 16:56 

remi*
***
То ли я какая-то бесчувственная, то ли еще что... Текст показался сухим и таким...таким...отчерченным по линеечке >_< Много глаголов, которые я не особо люблю ^^' Оставлю фанфик себе, потом перечитаю.
Автору спасибо))))

2011-11-01 в 17:07 

Шульгульма
Je ris, je ris, je ris! [жри, жри, жри!] | Сделано из не_человечины | Later never comes
ну не скажу, что сухим, но почему-то начала замечать, что я тож не особо верю в фразы типа: "Я тебя так долго ждал"... что-то мне кажется, что именно у двух классных мужиков всё как-то посуровее что ли должно быть))
но этот текст мне понравился))очень))особенно задумка)) так что спасибо большое, я почитала с удовольствием))

2011-11-02 в 02:30 

giyori
Чувства выражены превосходно и читалось легко. Спасибо.

2011-11-02 в 09:26 

Beilschmidt Gilbert [DELETED user]
mzsk, Если все структурировано, то я думаю это наоборот хорошо. Приму к сведению, но мне впервые говорят, что у меня фанфик показался сухим и таким...таким...отчерченным по линеечке . А можно вопрос, просто из любопытства, какие вам глаголы не понравились?

nu_sya, двух классных мужиков всё как-то посуровее что ли должно быть))У Шиона и посуровее? :D Хотя возможно со стороны Незуми это еще возможно. Хотя думаю Незуми внутри намного мягче, а скрывается за такой плотной и тяжелой маской жестокости и безразличия которую Шион практически сорвал в свое время

giyori, Спасибо большое, приятно слышать)

2011-11-02 в 09:59 

remi*
***
Beilschmidt Gilbert, не в том смысле, что какие-то конкретно... Я имела ввиду понятие типа "текст изобилует глаголами". Я такой человек, которому ближе описание не действий, а признаков предмета ^^' я не говорю, что мне не понравилась эта работа. Она очень симпатичная))

2011-11-02 в 15:23 

Beilschmidt Gilbert [DELETED user]
mzsk, А вот оно что. Ну много прилагательных - это, конечно, может быть и хорошо. Но мне больше симпатичен подробный (совмещенный и с глаголами) склад повествования. Но спасибо и на добром слове и на объяснении, что не сильно приглянулось.)

2011-11-05 в 03:43 

Шульгульма
Je ris, je ris, je ris! [жри, жри, жри!] | Сделано из не_человечины | Later never comes
свершенно согласна насчот Недзуми, но как раз Сион мне кажется гораздо сильнее на самом деле))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

No.6 - community

главная