08:41 

Новое старое

Alonerain
Убивай, чтобы не быть убитым. Предавай, чтобы не быть преданным. Не жалей никого, ибо тебя не жалеют. Выживай.(с)
Название: Новое старое
Автор: Alonerain
Фэндом: No.6
Персонажи: Нэдзуми/Шион, Карла/Нэдзуми, Карла/Шион
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Детектив, Гет, Мистика, Слэш (яой)
Предупреждения: ОЖП, OOC
Размер: Мини
Кол-во частей: 10
Статус: закончен
Описание: Фанфик идет как предположительное продолжение истории, которая кончилась в аниме. Действие происходит 10 лет спустя, город на месте 6 зоны поднимается на ноги, и Шион был выбран жителями как глава города. Он настроен на оптимистичное будущее и слишком ослеплен движением к собственным идеалам, чтобы заметить, что город с исчезновением зоны №6 оставил старую двуличную сущность, которую ему снова открывает Нэдзуми, пропавший из поля его зрения на все эти 10 лет...
Размещение: лишь с предварительной ссылкой, куда размещаете.

Примечания автора:
мысль писать такое пришла внезапно, поэтому постараюсь побыстрее ее завершить)
Из-за этого заранее прошу прощения читателей за торопливость событий. И прошу в комментариях указывать скользские моменты в главах, если не трудно. Буду исправляться, чтобы вышел более складный фанфик, который будет интересно читать)


Глава 1. Новый мир

Отсутствие света всегда было отличным прикрытием для тех дел, выполнение которых не желательно присутствие зрителей. Убийцам и наемникам издавна известна эта истина, и по настоящее время ночь, природная тень, является основным временем выполнения их работы.
Вот и сейчас за кабинетом на верхнем этаже из прицела снайперской винтовки с соседней крыши наблюдает за мишенью убийца. Лицо скрыто маской, поскольку ночью личности ни к чему. С наступлением рассвета он растворится в толпе, и никто не будет даже подозревать, что он через мгновение пустит несколько граммов свинца прямо между этих нахмуренных белых бровей молодого главы города с необычной внешностью альбиноса. Наемник уже несколько дней следит за ним, дожидаясь удобного момента, когда назойливая секретарша наконец оставит цель одного. И сегодня он остался один разгребать накопившиеся бумаги, не подозревая о своей скорой кончине.
Ну все, хватит тянут с заказом. Ночка холодная, и на коленях трудно стоять долгое время без последствий для суставов.
Наемник с щелчком зарядил боевой патрон, снял предохранитель и снова прицелился в беловолосую голову.
- Чао, наш дорогой Шион-сама, - с ехидной ноткой прошептал наемник и начал сгибать указательный палец на курке.
Однако, окончательно нажать он так и не смог. Подкравшаяся сзади него тень резким движением вонзила с глухим хрустом острие катаны в затылок и провернула рукояткой по часовой стрелке, разрывая окончательно нервное соединение спинного и головного мозга. Мгновенная смерть.
С влажным звуком лезвие покинуло труп и было скрыто в ножнах в половицах черного плаща. Убийца не обратил на мертвое тело больше ни малейшего внимания. Едва блеснувшие в ночи стального оттенка серые глаза на мгновение задержались на сидевшем в кабинете молодом человеке, а затем темная фигура пошла прочь, растворяясь в единой мгле.

* * *

- Еще одно знаменательное событие стоит отметить в молодой истории нашего города. Сегодня, наконец, откроется лаборатория биологических исследований области генной инженерии, в которой молодые специалисты, уже получившие должный уровень образования, начнут работать над новыми разновидностями удобрений, растений и животных для нашего благоприятного будущего. Эта лаборатория станет фундаментом нашей новой жизни, отличной от той, что была десять лет назад во время существования шестой зоны. Больше нет единовластия верховного совета, нет лжи в политике. Теперь во всем город и наше собственное благосостояние в наших руках, дамы и господа. Эта лаборатория стараниями наших ученых облегчит выращивание сельскохозяйственных культур, сделав их морозоустойчивыми и быстрорастущими. Это будет прогрессом в ведении нашей основной деятельности на данном этапе и поможет в будущем укрепить позиции в других сферах экономической структуры и позволит городу вновь обрести былое место на ровне с остальными городами-государствами. И, что самое главное, мы достигнем всего этого, а лаборатория стала первым шагом к поставленной цели.

Собравшийся перед огромными воротами новопостроенного учреждения народ громко аплодировал юному, но не по годам талантливому управленцу города. И под бурные овации молодой человек немного смущенно улыбнулся, взъерошив рукой белые, словно снег, пряди своей шевелюры, и разрезал ножницами широкую алую ленту на дверях. Он улыбался хлопавшему ему народу искренне, бескорыстно, даже немного наивно, поскольку еще многого не знает, что на самом деле творится в его городе, который он пытался изменить все это время. И эта толпа тоже не подозревает, какая на самом деле ситуация, по крайней мере, большинство.
Молодой глава радовался вместе со всеми этой мнимой победе, обнимая свою будущую супругу за талию. Однако, даже она была насквозь пропитана фарсом и притворством.
Но пока все это известно лишь темной фигуре, что стояла и наблюдала за церемонией открытия из за угла соседнего здания. Пристальный взгляд серых глаз из-под низко опущенного капюшона толстовки не отрывался от счастливой улыбки на знакомом ему лице.
На него вчера ночью было совершено покушение. Ложь зашла слишком далеко.
Пора ему снова раскрыть глаза на реальность.

* * *

- Шион, милый, ты должен расслабиться, - рыжеволосая девушка с красивыми плавными формами, хорошо выделенными в этом алом вечернем платье, чуть надула полные подкрашенные губы.
- К сожалению, Карла, сначала нужно поприветствовать гостей на приеме в честь открытия лаборатории, затем немного покрутиться там и лишь после можно будет уйти, - непримиримо возразил завязывающий перед зеркалом галстук-бабочку белого смокинга Шион.
- Но, Шион, я хочу расслабиться вместе с тобой, - томным голосом заговорила девушка, решив применить другую стратегию. Она подошла сзади, призывно покачивая бедрами, прекрасно зная, что Шион внимательно смотрит на ее отражение в зеркале, легко провела ладонью от плеч по скрытой тканью крепкой груди и прижалась к его левой руке грудями.
- Ну так как, расслабимся вместе? – так же томно шепнула она и чуть поднялась на цыпочки, приблизившись к его лицу. Шион склонился навстречу и накрыл ее губы своими, даря легкие, нежные прикосновения.
Однако, практически сразу, девушка резко дернулась и испуганно вскрикнула, почти отпрыгнув прочь от парня.
- Что такое? – испугался Шион ее реакции.
- Мышь! – снова вскрикнула она, отходя к стене.
Шион застыл на месте, уставившись на стоявшего на передних лапках перед ним черного грызуна.
Это была крыса.
- Нэдзуми… - прошептал он, и крысеныш рванул прочь в сторону приоткрытой двери.
Юноша побежал следом за ним, забыв обо всем. Лишь крик девушки «Шион!» звучал ему вдогонку, но так и остался не услышанным.

- Нэдзуми, подожди!
Крысеныш бежал по коридорам намного быстрее него и ни разу не остановился. И Шиону не оставалось ничего, кроме как не жалеть ног, чтобы не отставать. Именно сейчас он особенно пожалел о том, что выбрал такой большой дом для проживания.
Но это Нэдзуми. Столько лет прошло. Ни одной весточки, ни одной зацепки по его поискам. Как будто его и не было никогда.
Нэдзуми был. Он где-то здесь. Он обещал тогда, что они снова встретятся.
Шион ждал его. Очень.
И чувствовал вину перед ним из-за того, что ему придется в скором времени жениться на Карле. Она хорошая девушка, из богатой и уважаемой семьи Зоны номер Пять. Этот брак очень поможет городу укрепить свой статус в глазах остальных Зон.
Но сейчас это не главное.
Крыса ведет его к Нэдзуми.
Грызун юркнул на улицу через открывшуюся дверь из кладовой, и Шион выскочил за ним, едва не сбив с ног одного из обслуживающего персонала, что выкидывал мусор и возвращался внутрь.
В вечерних сумерках на фоне асфальта было трудно разглядеть темношерстного зверька, но Шион все равно старался не упустить его из виду. Вскоре, расталкивая попадавшихся ему навстречу прохожих, он заскочил в узкий переулок, где крысеныш бесследно пропал, и наткнулся на белый конверт. Не выдержав, Шион осел на асфальт, выравнивая дыхание.
Только потом он взял в руки конверт и вскрыл его немного дрожащими от волнения руками.
«Не ходи на прием. Трахай в постели невесту ночь на пролет и не выходи из дома сегодня. Нэдзуми»
Шиону немного поплохело. Грубое предложение больно резануло чувством вины и стыда. Значит, Нэдзуми все знает, он, как тогда, следил за ним.
Но почему сегодня нельзя выходить из дома? Что значит его предупреждение?
На место стыда загорелось упрямство.
Он пойдет на прием и все узнает, раз Нэдзуми ему ничего не объяснил толком.
Шион решительным шагом пошел обратной дорогой, так и не заметив за собой слежки.

Глава 2. Встреча с прошлым
Это был первый прием, на котором собрались не только представители из этого города, но и гости из Пятой Зоны. Шион стоял у входа вместе с Карлой и приветствовал приглашенных лично. Он знал в лицо по фотографиям каждого по имени и титулу, поэтому расположить к себе с первой встречи важных персон труда не составило. Карла была прекрасным дополнением к его паре. Еще никогда Шион так долго не улыбался, аж мышцы лица начало сводить…
Когда все гости прибыли, Шион и Карла направились в главный зал, чтобы объявить общую программу проведения вечера. Встав на сцене по окончании вальсирующей композиции, Шион негромко постучал ложкой о свой бокал шампанского, привлекая к себе внимание.
- Дамы и господа! Приветствую вас всех на этом банкете в честь открытия первой лаборатории биогенной инженерии нашего города. И на этом банкете вам будут представлены основы исследований, сохранившиеся после инцидента десятилетней давности, демонстрирующие высокий потенциал открывающихся перед нами возможностей. Но это позже. Сейчас вам предоставляется возможность насладиться блюдами наших поваров и классическим вальсом. Приятного времяпрепровождения, дорогие гости.
Шион отсалютовал с обворожительной улыбкой бокалом и с легким поклоном под аплодисменты сошел со сцены вместе с Карлой в зал.
Вечер начинался.

Молодой глава города уже, наверное, в десятый раз за последний час оборачивался на циферблат. Переговорив с каждым важным гостем Пятой Зоны обо всем, чем только можно разговаривать на подобных мероприятиях с малознакомыми людьми, Шион чувствовал себя словно выжатый лимон. Голова все так же ясно и четко обрабатывала полученную о той или иной личности информацию, но в теле ощущалось общее утомление от самого процесса пребывания здесь. Карла стояла рядом, держась по правый локоть, как могла, помогала и оказывала поддержку.
- Милый, давай потанцуем, - проворковала она, предположив, что медленный танец немного взбодрит жениха. У Шиона не осталось сил отказывать, поэтому он просто кивнул и плавно вошел в вальс. Карла ему ободряюще улыбнулась и перетекающее следовала за его ритмом. Она хорошо танцевала, несмотря на то, что Шион вел скорее интуитивно, нежели профессионально.
Он впервые танцевал вальс в ведущей роли. Десять лет назад, когда он жил с Нэдзуми, он танцевал вальс в последний раз. И Нэдзуми всегда брал на себя роль ведущего. Ненадолго забыв об окружающей обстановке, Шион закрыл глаза и позволил себе погрузиться в одни из самых счастливых воспоминай своей прошлой жизни.
Нэдзуми был выше него, он вел уверенно и всегда смотрел на него, улыбаясь и подбадривая.
- Раз, два, три. Раз, два, три. Раз, два, три… - вспомнился счет его ритма и его голос. Спокойный, чуть хриплый, мягкий и одновременно обволакивающий.
- Раз, два, три. Раз, два, три. Видишь, у тебя уже неплохо получается, Шион…
На губах юноши появилась полная тихого счастья улыбка. Улыбка от воспоминания.
Воспоминания. Такого старого…
Десять лет прошло.
И от осознания этого улыбка приобрела грустный оттенок. Столько времени утекло…
- Шион!
Шион распахнул глаза в небольшом замешательстве. Надо же, настолько забылся, что потерялся в реальности.
Карла извиняющее улыбалась.
- Шион, мне нужно отойти на минутку, ладно?
Юноша кивнул и направился к столику с напитками. Пригубив очередной бокал шампанского, он подумал, что было бы неплохо выпить этим вечером чего покрепче, чтобы заглушить все еще не прошедшую грусть ностальгии.
- Шион, ты выглядишь таким усталым. Ты нормально себя чувствуешь? – заботливо проговорила подошедшая женщина средних лет в красивом темно-коричневом платье.
- Да, все в порядке, мам, не переживай. Просто надо после приема отдохнуть, - успокоил юноша.
- И как следует отдохни, хорошо? Для надежности я Карлу попрошу проследить за этим.
Шион улыбнулся. Мама как всегда слишком за него переживает. Настолько, что до сих пор не вышла замуж. Она красивая, добрая и является завидной партией для большинства присутствующих в этом зале холостяков старше сорока. Но она непреклонно отклоняет одно предложение за другим, оставаясь рядом с сыном опорой, по крайней мере, пока ее любимый сын не женится.
Маму пригласил на танец очередной кавалер, и она с улыбкой приняла его приглашение.
Шион очень надеялся, что матери понравился хоть один из ухажеров, и она не будет чувствовать себя так одиноко, когда они с Карлой поженятся.
Юноша опять оглянулся на часы и с удовлетворением отметил наступление финальной части банкета.
Достав панель связи из кармана, он проверил у своих помощников готовность к демонстрации и вновь поднялся на сцену.
- Дамы и господа! Надеюсь, вечер вас не разочаровал, и вы остались довольны как танцами, так и угощением, потому что сейчас пришло время демонстрации перспектив наших материалов. Прошу вас следовать за мной в соседнее помещение.
Шион провел гостей в смежный зал и встал у боковой стены, предоставив слово главному исследователю новой лаборатории. Но как только ученый открыл рот, чтобы начать произносить речь, в зале потух свет, не на шутку всполошив присутствующих. Шион сразу полез в карман за коммуникатором, чтобы разъяснить о причинах поломки, но не успел ничего сделать, потому что почувствовал неслабый удар по голове и последующее за ним потерю сознания под оханья и ахи собравшихся гостей.

* * *

Приход в сознание начинается с небольшого звона в ушах. Чем громче окружающие звуки в данный момент, тем громче будет звон при пробуждении. Когда Шион начал чувствовать свое тело, он на мгновение решил, что его голова взорвется от боли в затылочной части и оглушительного высокочастотного писка, который с каждой секундой обретал более низкие тональности и ритмичное появление. Когда он смог поднять словно свинцом налитые веки, сначала он подумал, что открыть глаза ему не удалось, потому что как было темно, так темно и осталось. Однако Шион сразу узнал звук, который был при пробуждении. Череда выстрелов.
А затем показался лунный свет, который давал немного рассмотреть то, что происходило вокруг. И первым, что понял Шион, было то, что его несли. Точнее, нес, на плечах, рослый парень и на довольно большой скорости. Его длинные ноги поразительно быстро совершали бег, несмотря на дополнительную ношу. Лица парня видно не было из-за капюшона черного плаща, в который был одет незнакомец.
Снова за спиной раздались выстрелы, и несколько пуль с искрами отскочили от поверхности асфальта. Парень зигзагообразно ринулся в правую сторону, внутрь старых, маложилых домов, и резво совершил несколько высоких прыжков на старой пожарной лестнице, поднимаясь на третий этаж. Открыв крайнее окно кинжалом, парень бесцеремонно впихнул Шиона внутрь, и тот со стоном упал на твердый деревянный пол. Парень пролез в окно следом, закрыл за собой ставни и, перешагнув Шиона, направился вглубь темной комнаты.
- Эй, кто ты? – хрипло спросил Шион, стараясь взглядом не потерять в темноте фигуру незнакомца. Тот проигнорировал вопрос, начал что-то быстро перекладывать, а затем за руку грубо протащил Шиона по полу к тому месту.
- Аккуратней нельзя? – возмутился беловолосый.
- Пока лежи здесь и не высовывайся. Лучше поспи. Я вернусь позже, - незнакомец накрыл одеялом Шиона, подошел к другому окну комнаты и, сняв капюшон, выглянул на секунду под лунный свет. От увиденных черт лица у Шиона возникли противоречивые радость узнавания и сильное удивление.
- Нэдзуми? – Шион, несмотря на небольшое головокружение попытался встать и в неудачной попытке снова упал на одеяло.
- Я же сказал тебе спать, - проворчал парень, снова накрыл нежданного гостя и быстро выбрался из помещения через окно.
- Подожди… - прошептал Шион перед тем, как поддаться соблазнительному покрову сновидения.

Глава 3. Обе стороны медали
Тепло. И темно.
Шион глубоко вздохнул и учуял легкий оттенок знакомого запаха. Где так приятно пахло? Там было уютно, тепло и немного тесно.
Точно. Пахнет, как старый дом, где жили они с Нэдзуми.
Пахло Нэдзуми.
- … как солнце и луна, нам никогда не быть вместе, - утверждающе прозвучала памятная фраза.
Шион открыл глаза, и темнота расступилась. Рядом с Шион стоит Он, такой, каким запомнился. Красивый, с убранными в короткий хвост длинные волосы, надежный и слегка грустным взглядом.
- Когда-нибудь мы снова встретимся, Шион. Береги себя.
Нэдзуми наклоняется и легонько целует шершавыми губами, лизнув его губы языком. Затем отстраняется и уходит.
Шион стоит на месте и не может сделать шаг, хотя так хочется. Все, что он может, это смотреть Нэдзуми в спину.
- Нэдзуми, - выговаривает он, протягивая руку в надежде схватить его за плечо, но все вокруг вдруг теряется в ярком свете.
Шион резко проснулся.
Распахнул глаза и несколько секунд просто моргал, не сразу понимая, что он крепко стискивает одеяло, которым укрыт, и бесцельно смотрит в серый, ветхий потолок.
Где он?
Откуда-то слева слышится журчание воды. Шион немного неуклюже встает, тем самым пугая заснувшего рядом с ним мышонка, попутно осмотрев комнату, в которой он лежал. Старая, с тонким слоем пыли. Слабо верится, что в таком помещении еще кто-то живет, однако разбросанные по углам одежда, книги и оружие дает понять, что комната обитаема. Оружие ухоженно, клинки многочисленных кинжалов и двух катан, оставленных на стуле в дальнем углу, так и сверкают в лучах утреннего солнца, пробивающихся сюда из всех трех окон комнаты. Мышонок взобрался на один из подоконников и начал внимательно наблюдать за ним.
Выхода из комнаты два – один к бронированной стальной пластиной двери с замком и другой ведет через узкий коридорчик в другие комнаты.
Скрипя старыми досками пола, Шион идет на звук воды и несмело приоткрывает дверь. В лицо сразу ударил жар, и он прищурился, чтобы разглядеть стоявшую к нему боком под душем в облачках пара фигуру.
Высокий, на полторы головы примерно, выше него самого, юноша жилистого телосложения. И чуть длинные, немного не дотягивающиеся до линии соединения шеи и плеч, черные пряди волос. Юноша глубоко вздохнул и вскинул голову, откидывая волосы назад, выгибая шею и поставляя лицо под горячие струи воды.
Шион как завороженный смотрел на изменившиеся черты лица, непроизвольно рассматривая, как вода потоками стекает по изгибам шеи, с кончиков волос каплями по плечам и ниже…
Почувствовав, как к щекам приливает румянец смущения, Шион «очнулся» и взглядом вернулся к лицу.
Это же Нэдзуми. Нет сомнений.
- Нэдзуми, - негромко позвал он, и принимающий душ юноша резко повернул голову, практически впиваясь стальными серыми глазами из-под нахмуренных черных бровей. А ведь секунду назад его лицо было таким расслабленным.
- Иди прямо по коридору. Там кухня, если хочешь есть, - сказал Нэдзуми, расслабившись, и продолжил водные процедуры. Шион, сам не понял почему, но продолжил смотреть на давнего друга. Как же они давно не виделись, аж в груди защемило.
- И хватит пялиться, Шион. У тебя, вроде как, невеста есть, - безразлично заметил брюнет, проводя намыленными ладонями по рукам, и Шион поспешил ретироваться со смущенным вскриком «Прости!» и излишне громким хлопком двери.
Как и сказал Нэдзуми, прямо по коридору располагалась кухня. Как и в комнате, в ней было три окна, поэтому она была хорошо освещена. У правой стены стояли тумбочка с ящиками, предположительно наполненными столовыми приборами и прочим необходимым на кухне, электрическая плита старой модели, ржавая, с масляными пятнами, и низкий холодильник не первой свежести с чайником на самом верху. Шион, справившись со смущением, подошел к тумбочке и начал осматривать ее содержимое. Предположенных столовых приборов было немного, ящики содержали в общей сложности сковородку, две чашки, четыре тарелки среднего диаметра, три пиалы и банку с листьями зеленого чая. Шион достал банку с чаем и две чашки и, наполнив водой пустующий чайник с холодильника, поставил его кипятиться на плиту, а сам сел за стол в ожидании.
Пока вода доходила до кипения, Шион не раз в мыслях отметил, что снова не ощущает тягости ситуации, при которой он в очередной раз столкнулся с Нэдзуми. Даже если все плохо, он этого не чувствует, потому что Нэдзуми рядом. От одного знания этого становится намного легче.
Примерно через полчаса журчание душа стихло, и по скрипучим доскам на кухню пришел Нэдзуми. Шион бросил на него взгляд, но тут же покраснел, вспомнив, как он засматривался на него в душе, и низко опустил голову, скрыв лицо белыми волосами. Нэдзуми был в широких спортивных штанах и полотенцем на плечах. Он остановился у двери, все еще протирая мокрые волосы и не обращая пока на гостя внимание. Шион через минуту решился поднять взгляд (что он, в конце концов, Нэдзуми полуголого в первый раз видит что ли), и все смущение ушло на второй план, потому что он наконец обратил внимание на шрамы, что покрывали бледную кожу брюнета. Их было много, все они разной длины и рубчатости. Какие-то уже были старыми, а какие-то более свежими. Спокойнее становилось от особенности того, что новые шрамы были не такими грубыми и длинными, как старые. Так, тонкие полоски розоватой, заживающей кожи.
Вот теперь Шион снова обратил внимание на то, как выросло тело Нэдзуми. Кубики пресса четко выделялись на животе, окрепли мышцы груди, но соски остались все такими же небольшими и розоватыми. Мышцы бицепсов рук играли по мере интенсивности процесса протирания прядей и притягивали взгляд красных глаз. Все тело смотрелось не слишком накаченным, но и отнюдь не слабым. Шион отдаленно заметил, что у него таких ярко выраженных мышц нет, а единственными его шрамами так и остались те, что появились в последствии заражения от пчелы-убийцы.
И Шион стало интересно, сколько боли от своих шрамов перетерпел Нэдзуми? Из-за чего появлялись раны? Кто их лечил?
Но никто из них двоих не проронил ни слова, словно каждый заново привыкал к наличию общества другого.
Чайник свистом оповестил их о своей готовности, и Нэдзуми, оставив полотенце на шее, подошел к плите и выключил конфорку. Шион отметил, что на спине тоже имелись шрамы, и несколько из них пересекали старые следы ожога между лопатками, которые стали больше сливаться с основной кожей. Нэдзуми взял чайник за дугу ручки, повернулся к столу и залил кипятком чашки, и кухня практически сразу наполнилась тонким запахом зеленого чая. Хозяин квартиры поставил чайник на холодную конфорку и, взяв со стола одну из чашек, встал у тумбочки, прислонившись к ней бедрами. Сделав один глоток, Нэдзуми первый задал вопрос.
- С чего же начать с тобой разговор, Шион?
Шион, наблюдавший за ним краем глаза, ответил сразу, будто только и ждал, когда его спросят.
- Что происходит, Нэдзуми?
- Тс, что происходит, спрашиваешь? Жизнь, Шион, жизнь вокруг тебя кипит, а ты и не замечаешь, - усмехнулся брюнет, поставил чашку на тумбочку и пошел в ту комнату, в которой проснулся Шион. Вернулся он уже одетый в серую толстовку с капюшоном на голое тело.
- Нэдзуми, я не понимаю, - честно сказал Шион и встретился взглядом с серыми глазами. Несколько секунд они удерживали зрительный контакт, а затем темноволосый юноша с усмешкой отвел взгляд и снова облокотился о тумбочку бедрами, скрестив на груди руки.
- Ты слишком углубился в бюрократическую политику и совершенно забыл, что политика состоит не только из исповедей жителям и удачным вложениям в проекты. Когда десять лет назад Шестая зона была разрушена, и исчез тот политический строй, что придерживались верхушки, жители потерялись, и ты вывел их из той ситуации, где они не знали, как быть. И строя идеальный город по собственным меркам ты не замечал, что и у твоего идеала есть тень, - сказал Нэдзуми, закрыв глаза.
- Тень города?
- Да, - серые глаза открылись, но их взгляд был устремлен в пол, а не на собеседника. – В город на заработки начали прибывать наемники из других зон в надеждах поживиться за счет неустойчивости в экономическом плане. У всякой политики есть две стороны правления – та, что людям демонстрируется, и та, что скрывается по мере возможностей. Твоя политика не контролирует ту часть города, что скрыта. Фактически, ты лишь украшение среди верхушек, молодой, красивый лидер, которому народ доверяет. А на деле городом владеют совершенно другие люди, гораздо хитрее тебя, жестче. Хотя, именно благодаря их стараниям город так высоко поднялся лишь за десять лет после полного краха. И сейчас эти люди решили убрать украшение, потому что из-за лаборатории ты можешь заметить и прикрыть их планы, если все правильно и вовремя сделаешь.
Нэдзуми замолчал, давая Шион переварить полученную информацию. Все намного серьезней, чем могло показаться на первый взгляд. Ведь наверняка даже свадьба была специально подстроена.
- Меня планировали убрать вчера во время приема, - утверждающе прошептал Шион, ни на секунду не усомнившись в словах Нэдзуми. Если он так сказал, значит, так все дела и обстоят.
- Да. И свалить все на несчастный случай на мосту, с которого ты «разбился насмерть». Они даже заключение анатома уже подготовили, - с очередной усмешкой проговорил Нэдзуми и снова закрыл глаза.
- И ты снова меня спас, - сказал Шион и посмотрел на стоявшего парня. - Спасибо, - искренне поблагодарил он. Нэдзуми поднял на него взгляд и кивнул.
- Мне интересно, Шион, будешь ли ты что-либо предпринимать, чтобы уже по-настоящему построить город своей мечты, или же сбежишь, пока они ничего не просекли. Теперь все будет гораздо сложнее, ведь сейчас такой же стены нет, чтобы ее просто разрушить, как тогда, - заявил брюнет, встав и направившись в старую комнату.
- Один я не смогу ничего сделать, Нэдзуми.
Брюнет остановился у самого выхода из комнаты, не оборачиваясь ожидая продолжения предложения.
- Ты спас меня в очередной раз и ты единственный, кому я доверяю настолько, чтобы не бояться предательства. Если ты согласен и дальше мне помогать, я сделаю все, чтобы город наконец стал максимально безопасным и благоустроенным, - закончил Шион, твердо уверенный в своих намерениях.
Он не видел, как улыбнулся Нэдзуми, получивший именно то продолжение, что он ожидал.
- Согласен, - только произнес брюнет и покинул кухню, уже в уме прикидывая все необходимое, что нужно достать для маскировки, которую нужно в первую очередь обеспечить.
Шион остался за столом допивать чай и размышлять о том, что как бы он не старался расти, он совершенно не меняется, оставаясь таким ребенком, который не в состоянии самостоятельно ничего сделать. И Нэдзуми вот уже который раз помогает ему снять розовые очки.
Однако, несмотря на ситуацию, Шион снова чувствует эту целостность и силу, которые были каждый раз, как он находился с Нэдзуми. Одно то, что он будет рядом с ним – и Шион думает, что в состоянии свернуть самые крутые горы и сделать все, на что только способен человек.
- Скоро вернусь, - бросил наспех одевшийся в черные джинсы, серую ветровку и синюю бейсболку на мокрые волосы Нэдзуми перед тем как выйти из квартирки, не услышав удивленное восклицание оставшегося на кухне парня «Эй, ты куда?!».
Шион вздохнул, не получив ответа, и позволил себе рассмеяться. Он смеялся скорее для того, чтобы снять накопившееся напряжение, хотя все и правда сейчас показалось забавным. Еще недавно он засыпал под боком у девушки, к которой он испытывал глубокую симпатию, и уверенный в завтрашнем дне, как вчера его чуть не убили, если бы Нэдзуми. И его снова обманывают, и жителей тоже.
Все новое оказалось чертовски похожим на старое.

Глава 4. Снимая розовые очки
- Сиди спокойно! Я почти закончил! – темноволосый парень с закатанными рукавами и перепачканными темно-фиолетовой краской резиновыми перчатками старался красить белые пряди сидящего на стуле Шиона, не задевая кожу. Однако, возникла следующая проблема – Шион без причины при покраске начинал хихикать и дергаться, что очень мешало правильно наносить слои, чтобы волосы смотрелись в итоге более естественно.
- Шион! Не маленький же, потерпи! – рассерженно прикрикнул Нэдзуми и вцепился пальцами в голову сидящего, но от этого Шион еще больше развеселился.
- Хаха, про-ости, Нэдзуми, но… Это так забавно! И этот запах, и то, что ты меня перекрашиваешь… Я не могу! Хахахаха… - связно смог выговорить Шион и продолжил смеяться. Темноволосый парень со вздохом отпустил голову и, смирившись с поражением, уселся на соседний стул, терпеливо ожидая, когда друг успокоится. Через несколько минут смех затих, и Шион теперь просто смотрел на Нэдзуми с осадочной улыбкой.
- Все, успокоился? Надо скорее закончить, а то так и засохнет, - брюнет встал со стула и аккуратно продолжил покраску, стараясь не спровоцировать новый необъяснимый приступ смеха. Шион, в свою очередь, начал глубоко дышать сладковатым запахом краски и сосредотачиваться непосредственно на прикосновениях Нэдзуми.
- Теперь постарайся не вертеть головой несколько минут, чтобы все немного подсохло, ладно? Я не буду больше тебя перекрашивать, - проворчал Нэдзуми, снимая и бросая в урну использованные перчатки, - Кто бы мог подумать, что у тебя такие истеричные нотки будут в твои-то годы.
Нэдзуми удалился из комнаты на кухню и зашуршал пакетами с едой, что он принес час назад вместе со всем, что будет «маскировкой». Шион болтал ногами на стуле и про себя гадал, что приготовит Нэдзуми. Может, тот же суп-похлебка, которым они питались десять лет назад? Или что-нибудь новенькое? По запаху Шион не мог определить, поскольку нос все еще забит смесью химикатов краски, поэтому оставалось лишь гадать. Но Нэдзуми принес с собой два пакета, и один из них с продуктами. Так что наверняка на завтрак будет что-нибудь простенькое.
Еще немного пошумев на кухне, Нэдзуми вернулся в комнату и, схватив Шион за руку, потащил в ванную.
- Все, пора смывать лишнее.
Шион лишь удивился, насколько хватка Нэдзуми окрепла за эти десять лет.
Через мгновение крысеныш, что на кухне обгрызал кусочек батона, который ему скормил хозяин, испуганно пискнул, выронив завтрак. Из ванной сначала завопили «Сбавь воду!», затем захохотали, и в завершении неопровержимо припечатали «Заткнись и мойся».

***

- Я не выгляжу, как фрик? – поинтересовался Шион, с интересом рассматривая себя в зеркале. В первое мгновение он себя не узнал. В отражении перед ним был парень с волосами цвета темного баклажана сзади, а передние пряди имели оттенок немного посветлее (последствия его баловства), челка зачесана на левый глаз, закрытый повязкой. И на лице прибавилась татуировка в виде изогнутого узора на месте шрама, оставшегося после отравления пчелы, и полоска шрама на подбородке слева под нижней губой. Когда Нэдзуми кропотливо наносил все это, Шион не мог обращать внимание на то, что с ним делают. Он не мог оторвать взгляда от его лица, которое находилось настолько близко, что если бы он чуть наклонился вперед, они бы поцеловались. Больше никакие мысли в голову не лезли под внимательными серыми глазами.
В результате, он шокировано изучал свой новый облик, ни капли не сомневаясь, что теперь его не узнают. Только костюм, к сожалению, пришлось выбросить. Теперь на нем была замшевая темно-коричневая куртка, легкая футболка на шнуровке и темно-серые джинсы. Шедший рядом с ним Нэдзуми явно был доволен результатом, раз не произнес ни слова в ответ. Шион лишь усмехнулся и продолжал идти вслед за ним. Нэдзуми обещал ему показать «тень» города.
Вскоре они подошли к одному из отдаленных районов заново отстроенной части города. Шион никогда раньше не ходил сюда на прогулки, поэтому с интересом осматривал оживленные улицы, одновременно с этим привыкая смотреть на мир одним глазом. Нэдзуми привел его на обычный рынок. Около прилавков торговцы горланили о своем товаре, завлекая шумевшую толпу покупателей. Ничего особенного Шион не отмечал, пока Нэдзуми не дернул его за рукав куртки.
- Шион, посмотри вперед на латок с овощами, - шепнул он, остановившись. Шион чуть прищурился и забегал глазами по прилавку и покупателям, что крутились вокруг него. Только через секунд двадцать внимательного наблюдения, он увидел то, о чем говорил Нэдзуми. Дети, ловко спрятавшиеся за сумками женщин, укладывали по карманам помидоры и огурцы из их же пакетов, а сам торговец, отсчитывая сдачу, часть денег ловко прятал в рукав и торопливо впихивал оставшуюся сдачу женщине, сразу обращаясь к следующей, делая вид, что критически занят.
Шион ощутил горечь. Он посмотрел на другие прилавки и увидел похожие сцены мелкого воровства. Этот рынок его города был чрезвычайно схож с рынком поселения за стеной, что стояла десять лет назад. Создавалось впечатление, что вот перед глазами привычная картина, и вдруг на ней начали проявляться гнилые дыры. И чем дольше на нее смотришь, тем больше дыр становится. Глава города сник плечами и повесил голову в поражении.
Ничего не изменилось с тех времен, ничего.
Нэдзуми уловил подавленность Шион и взял его руку в свою, привлекая внимание. Тот вздрогнул от прикосновения и удивленно повернул голову. Он увидел некоторое замешательство на обрамленном длинноватыми черными прядями до подбородка открытом лице и немного виноватое выражение.
- Это еще ничего страшного, - сказал Нэдзуми в попытке успокоить. Честно, он просто не знал, как убрать его навалившуюся подавленность!
Шион внял фразе, которая забавно прозвучала с таким лицом, и, на свое удивление, в который раз за это утро разразился смехом. Как же давно он так много не смеялся!
Нэдзуми еще больше смутился и потянул хохочущего друга вдоль торгового ряда, так и не поняв, что на сей раз его так рассмешило. Но, с другой стороны, это было лучше, чем если бы Шион сейчас начал снова заниматься самобичеванием, что было в его натуре, насколько помнил Нэдзуми. Нельзя сейчас расслабляться.

- Теперь мы куда идем? – спросил Шион, все еще удерживая в своей руке расслабленную ладонь Нэдзуми.
- Выяснить самое главное, - серьезным тоном ответил брюнет и, мягко вытащив свою ладонь из чужой, засунул руки в карманы серой ветровки. Шион моментально почувствовал холодок в пустой ладони и тоже убрал руки в карманы куртки. Пройдя в молчании три квартала, они, к удивлению Шиона, подошли к хорошо знакомому ему району проживания многих его хороших знакомых. Нэдзуми на пару шагов обогнал его и свернул в антикварную лавку на углу. С приветливым звоном колокольчика, они вошли внутрь, и Шион заметил, как изменился Нэдзуми: шаги стали более устойчивыми, все тело напряглось, словно в готовности к чему-то, а взгляд серых глаз утратил теплый оттенок, став стальным и пугающе-пронизывающим. Такого Нэдзуми он видел впервые, от него веяло предупреждением о собственной опасности.
Сглотнув образовавшийся комок в горле, Шион осмотрел правым глазом содержание забитых стен магазина. Как он и предполагал, магазинчик содержал различные старинные вещи, отдающие запахом пыли и старости. Хозяин магазина, мужчина средних лет в потрепанном клетчатом халате, несколько дневной щетиной на щеках и бородке, расслабленно расположился на кресле, скрестив в лодыжках ноги и читая газету. Нэдзуми прошел прямо к нему и остановился. Хозяин магазина моментально обратил на них внимание, чего он не сделал сразу, как они вошли, и напрягся так же, как брюнет.
- Рэт, что-то ты рано, - хриплым голосом произнес мужчина, обращаясь к Нэдзуми.
- Ознакамливаю с особенностями новичка, - брюнет качнул головой на Шиона, не прерывая зрительный контакт с мужчиной. Пару напряженных секунд, и хозяин магазина ухмыльнулся, переведя смягчившийся взгляд на Шиона.
- Мне казалось, что ты не любитель, когда тут зеленые подваливают.
- Все бывает в первый раз. Мне нужен партнер, - сказал в свою очередь Нэдзуми.
- Кит тебе не раз предлагал сотрудничество. Он намного опытнее этого стручка, - мужчина со скрипом встал с кресла, попутно достав ключ из внутреннего кармана халата и подошел к крайнему стеллажу с книгами. Оттуда щелкнул открывающийся замок, и стеллаж открылся на подобие двери, открывая лестницу, ведущую куда-то вниз. Шион попытался не показать свое удивление, чтобы не проколоться.
- Мне нужна надежность, а Кит родную мать продаст, если ему будут нужны деньги, - холодно ответил Нэдзуми и прошел в открывшийся проход.
- И то правда, - со смешком вздохнул мужчина, пропуская вслед за брюнетом Шиона и закрывая стеллаж, оставив парней в темноте. Шион застыл на той ступеньке, на которой он стоял, в некой растерянности едва улавливая начавшие отдаляться шаги спускающегося друга.
- Нэдзуми, - шепотом позвал он, и шаги остановились. Послышался вздох с оттенком невысказанного «Ну что поделать» и уверенные приближающиеся шаги. За руку Шиона схватилась знакомая крепкая хватка, и они вдвоем осторожно начали спускаться вниз.
- Когда зажжется свет, не отходи от меня ни на шаг, понял? – произнес Нэдзуми через некоторое время, и буквально сразу глаза ослепила вспышка разноцветных огоньков, а в уши ударил грохочущий звук, сливающийся с ором множества голосов.
Привыкнув к освещению, Шион понял, куда они вошли. Это был подпольный ночной клуб. В пестрых огнях мелькали извивающиеся тела танцующих, в большинстве своем, абсолютно голых. Нэдзуми отпустил его руку и скользяще пошел через танцпол, отталкивая тех, кто начинал липнуть к нему в попытке завлечь. Шион очнулся и поспешал за ним, несколько неуклюже отбиваясь от подобных нападок несоображающей молодежи. Нэдзуми прошел к широкой барной стойке и что-то спросил у бармена. Тот указал на один из столиков, и Нэдзуми шагнул в том направлении. Шион смог нагнать его лишь около столика, за которым восседал окруженный пьяными, большегрудыми девушками парень в распахнутой на груди рубашкой. Сначала он не заметил подошедшего брюнета, а затем его мутный, неясный взгляд наткнулся на гостя и мгновенно стал осмысленным и удивленным.
- Рэт! Пришел веселиться или заказ нужен? – услышал Шион его фразу.
- Надо поговорить, Рок, - ответил Нэдзуми и пошел прочь к дальней стене, где оказалась еще одна дверь.
- Бля, сейчас? – возмутился парень, но Нэдзуми не ответил, а лишь дальше шел к двери, и Шион старался не отставать. Он еще пару шагов слышал мат и просьбы парня «цыпочек остаться и подождать его».
Дверь вывела их в темный переулок. Нэдзуми встал у стены напротив, и в дверях тут же показался тот самый парень.
- Рэт, чего приспичило? – недовольно произнес он.
- Два дня подряд на заказы попадал один и тот же человек. Кто делал заказ? – напрямую спросил брюнет, пристально глядя на парня.
- Даже если бы я знал, не сказал бы. Я не Кит, не собираюсь тебе зад лизать лишь потому, что пантов у тебя больше, чем у большинства в этом городе, - нагло отказался парень, за что был в мгновение ока прижат к стене, и на горло уже надавливал локоть Нэдзуми.
- Внимай, уебок, если ты ответишь на мои вопросы, то сегодня вечером ты будешь веселиться с теми телками, а не разгребать омлет между своих ног, - темноволосый парень, не отрывая пристального взгляда из-под хмурых бровей от все явственнее горящих страхом глаз парня, опустил вторую руку тому к паху и предупреждающе сжал чужое хозяйство. Парень хрипло простонал.
- Итак, я спрашиваю, ты отвечаешь. Кто заказывал последние два дня одного и того же человека? – холодно повторил свое требование Нэдзуми и еще сильнее сжал вторую руку.
- Не знаю. Честно, все шло через мальчишку-связного в конвертах. Но каждый, кто брался за заказ, был убит, - через страх парня пробилось понимание.
- Так это ты замочил ребят Брэда? – ошеломленно прохрипел он.
- Вопросы задаю я. Точно тебе ничего не известно о заказчике? – кулак еще сильнее сжался.
Парень кивнул, поморщившись и закатив глаза от боли. Нэдзуми резко отпрянул от парня, позволив тому рухнуть на асфальт.
- Мальчишку легко найти. Он сын старухи из магазина книжного барахла в квартале отсюда, - прохрипел потерпевший и встал, намереваясь вернуться в клуб.
- Отлично, - сказал Нэдзуми и, швырнув тому измятую купюру, пошел прочь из подворотни. Парень подобрал плату за информацию и скрылся за дверью.
Шион не мог сдвинуться с места. Он застыл, со ступором наблюдая за удаляющейся напряженной спиной друга.
Он был поражен, насколько жестоко Нэдзуми обошелся с тем парнем, и как все выглядело естественным, словно такое было в порядке вещей.
Нэдзуми был прав, когда в попытке его успокоить на рынке ляпнул, что то воровство еще ничего. То, свидетелем чего он стал, было намного хуже. Тот клуб, такое обращение, такое поведение молодежи…
И это он считал до сегодняшнего дня идеальным, процветающим городом?
Каким же он был идиотом!
- Эй!
Шион вздрогнул и увидел, что Нэдзуми стоит и ждет его. Красные глаза внимательно всмотрелись в лицо друга. Черты смягчились, брови не хмурятся, и серые глаза больше не пугают. Он стал его прежним другом.
Торопливо шагая за Нэдзуми, Шион подумал, что как у города есть темная сторона, о которой он не подозревал, так и в Нэдзуми есть такая же тьма. И она, почему-то, пугала Шиона больше, чем открывшаяся ему теневая часть города.

Глава 5. Ночные откровения

Шион и Нэдзуми вернулись на квартиру, не проронив ни слова. Нэдзуми на общение не напрашивался, давая Шион возможность все обдумать, что он смог увидеть, а Шион не знал, что мог бы сказать Нэдзуми. В любом случае, разговор точно не был бы о чае или погоде.
Пока Нэдзуми обустраивает место для сна в соседней комнате, Шион допивал зеленый чай с приготовленным брюнетом рулетом из тонкого пресного теста с творогом. Было довольно вкусно, несмотря на простоту сладости, но он не обращал никакого внимания сейчас на вкус. Слишком много мыслей вращалось в голове одновременно.
Он увидел часть тени города, но ее хватило, чтобы представить, насколько гиблой оказалась обстановка в городе на самом деле. Но Шион замечал одну странность.
Почему его решили убрать именно в момент открытия лаборатории? Почему не раньше или позже? Какую роль играет эта лаборатория в планах тех, кто его заказывал?
Мальчишка, которого они с Нэдзуми нашли после встречи с парнем из клуба, тоже ничего не знал о нанимателях. Конверты деньги за работу он получал из затемненных стекол дорогого автомобиля. Десятилетний мальчик не мог различить марку и запомнить номер. Ему платили много, и эти деньги помогли маме с магазином – для него этого было достаточно.
Нэдзуми сказал, что дальше сам разберется без его участия, на что Шион мог просто кивнуть. Слова были излишни.
Допив чай, Шион решил про себя, что хватит на сегодня мыслить, и прошел в комнату с намерением заснуть до утра. В ней он обнаружил настеленную на пол аккуратное подобие кровати, состоявшее из широкого матраца с одеяло, подушки и теплой меховой куртки. Нэдзуми сидел на полу возле стены напротив кровати, склонив голову и укрывшись своим плащом.
- Ты так спать и собираешься? – не сдержал удивления Шион. Темноволосый парень приоткрыл глаза и лениво поднял голову.
- А тебе что не нравится? – немного хрипло поинтересовался он.
- Вот же постелено нормальное место для сна! – Шион указал на импровизацию постели.
- Тебе и постелено, дубина, - огрызнулся Нэдзуми и сильнее укутался в плащ.
- Но…
- Никаких но. Ложись спать уже.
- Нэдзуми, ты же простынешь, если так и останешься тут спать. Или еще чего посерьезней подхватишь…
- Я потерплю, Шион. Не спать же тебе с наемником в одной постели, - незлобно проворчал брюнет чрезвычайно тихо, но Шион его все равно услышал. И был крайне возмущен.
Он стянул с друга плащ и насильно потащил того к постели. Это стоило ему немалых усилий – Нэдзуми оказался тяжелым.
- Эй! Отпусти уже! Я привык так спать! – сопротивлялся брюнет, но в итоге оказался повален на белое одеяло и прижат навалившимся на него Шионом. Он хотел сказать что-то еще, но затих, смотря в глаза нависшего над ним парня. Через несколько секунд до Шиона дошло, в какой позе они сейчас находятся, и он тут же смутился. Нэдзуми, глядя на его ставшим растерянным лицо и легкий румянец на щеках, которые еще было видно в сумерках, вздохнул, выбрался из-под Шиона, оставшись лежать рядом, и накрыл обоих одеялом.
- Все, доволен? – шутливо фыркнул брюнет, переворачиваясь на бок спиной к соседу по кровати. Шион повозился немного, устраиваясь поудобнее тоже спиной к Нэдзуми, но через пару минут не выдержал и повернулся на другой бок, чтобы теперь и видеть источник тепла рядом с собой. Чем ближе Нэдзуми оказался, тем больше он расслаблялся, почти забывая о недавнем рое беспокойства в мыслях. Оставаясь с Карлой в одной постели, он ни разу не ощутил подобного спокойствия.
- Знаешь, я не могу уснуть, когда так пристально смотрят мне в спину, - заметил брюнет спустя некоторое время. Шион тихонько хохотнул и решился, наконец, произнести все интересующие его вопросы, пока они вот так вот расслаблены. Желание заснуть все равно уже не было, и за весь день сейчас захотелось поговорить по душам. Сейчас. Шион медленно протянул руку к спине друга и аккуратно проник под футболку, сразу натыкаясь кончиками пальцев на горячую кожу с рубцеватым, длинным шрамом на боку. Он почувствовал, как от его прикосновения тело рядом вздрогнуло и моментально напряглось, и начал поглаживать выпуклость старого повреждения.
- Откуда они? – шепотом спросил Шион, ощущая, как понемногу мышцы под его лаской расслабляются. Нэдзуми сделал глубокий вдох, словно обдумывая за секунду, говорить или нет.
- Издержки профессии, - негромко ответил он.
- Почему ты больше не работаешь в театре, как ты делал это раньше? – шепотом продолжил Шион.
- На женские роли я перестал быть годен, да и играть особенно желание пропало.
- И кем ты работал все это время?
Нэдзуми долго молчал, но все же ответил.
- Первые годы после того, как мы разошлись, я бродяжничал и жил, приворовывая. А потом случайно убил одного мошенника, когда тот пытался у меня отобрать заработок. И за его голову я получил денег намного больше, чем за предыдущие месяцы вместе взятые. Так и приноровился, постепенно привыкая к рукам в крови. Потом убийства потеряли свою цену, и я стал наемником. Довольно долго я привыкал, что работа не заканчивается выполнением заказа, а продолжается в стычках с соперниками. Я побеждал, но не всегда оставался невредимым. В итоге, за все это время у меня появилась приличная репутация, но сейчас основным мои заработком является информация из Пятой Зоны.
Шион прекратил поглаживания, услышав это откровение о прошедших годах. Нэдзуми тяжело пришлось. Он не упоминал, что когда-либо работал с кем-то. Всегда один, полагаясь лишь на себя. Неудивительно, что в Нэдзуми появилась такая пугающая сторона. Именно она и служила щитом ему все эти годы. Но, если так пойдет дальше, Нэдзуми станет именно таким, темным, опасным.
Нельзя такое допустить.
Шион привстал с постели.
- Что, уже передумал спать в одной кровати с наемником? – усмехнулся Нэдзуми, и Шион смог уловить частицу горечи в голосе.
Но, на удивление Нэдзуми, Шион решительно перевернул его на спину и прижался губами к его губам. Без языка, просто легкие массажирующие движения плоти. Шион отметил, что губы Нэдзуми все такие же, какие он их помнил: сухие, немного шершавые, но теплые и мягкие. Брюнет сначала не отвечал на ласку, но потом нерешительно положил ладони на талию лежащего сверху парня и приоткрыл губы, углубляя поцелуй. Медленно, чувственно, так, чтобы то ощущение присутствия стало явственней, затмевающей остальные ощущения.
Оба со всхлипом прервали поцелуй и резко вдохнули, приходя в себя. Шион лег прямо на Нэдзуми, чувствуя, как его сердце в груди отбивает такой же торопливый ритм, как и его собственное, а грудная клетка поднимается и опускается в такт дыханию. Руки брюнета все еще обнимали его, и на лице Шиона появилась легкая улыбка. Все-таки с Карлой ничего подобного не испытывал и близко. Он помнил, как его тянуло к Нэдзуми десять лет назад, и, за все это время, видимо, эта тяга лишь возросла.
- Знаешь, Нэдзуми, я сейчас испытываю влечение к тебе большее, чем десять лет назад, - признался он, подняв голову и взглянув в полуприкрытые серые глаза напротив.
- Мы были подростками, Шион, так что ничего удивительного в том, что ты ко мне испытывал тогда. А вот про сейчас мне польстило, - с усмешкой Нэдзуми закрыл глаза и окончательно расслабился, успокоив дыхание.
- А тебя ко мне так же тянуло? – спросил Шион, укладывая голову на чужую грудную клетку, и, глубоко вдохнув знакомый запах, устроился на парне поудобнее.
- Нет, у меня было все намного хуже влечения, - прошептал брюнет, явно погружаясь в сон. Шион неосознанно напрягся, но не успела горечь от этой фразы в нем зародиться, как Нэдзуми на пределе слышимости выдохнул:
- Потому что я был в тебя влюблен.
И уснул.
Больше Шион не получил ни один ответ на вопрос в эту ночь.

* * *

- Мальчишка пропал из поля зрения двое суток назад. Вы нашли хоть один его след? – угрюмо потребовал ответ грузный мужчина преклонного возраста.
- Н-нет, господин, - чуть заикнувшись, ответил стоявший перед ним молодой человек.
- Мне интересно, вы за что деньги получаете? Если его не будет, мы не найдем последний элемент! – повысив голос, прогремел мужчина. Парень сжался от ора начальника в ожидании, когда тот остановится. Мужчина глубоко задышал, словно после пробежки, а затем закрыл глаза, успокаиваясь.
- Ладно. Пока приготовьте клона, чтобы никто не начал задавать лишние вопросы и лезть, куда не следует. А вы не теряйте времени! – прикрикнул он напоследок, и парень торопливо вышел из кабинета, приговаривая «Будет сделано, господин».
В дверь кабинета практически сразу постучали.
- Папа, можно к тебе? – спросил женский голос.
- Да, заходи дорогая.
В кабинет вошла красивая рыжеволосая девушка и села в кресло по ту сторону рабочего стола.
- Папа, я хочу на свадьбу большой аквариум тропических рыбок из Зоны номер Три, - потребовала она.
- Да-да, скажи Роджеру, он купит все, что тебе надо, Карла, - махнул рукой мужчина, словно отмахиваясь от назойливой мушки.
- Правда? Спасибо, папочка! – на детский манер воскликнула девушка и резво вскочила с кресла, собираясь уже выйти из кабинета.
- И еще, дорогая, с тобой Шион не контактировал, где он пропадает? – спросил более заинтересованно хозяин кабинета.
- Нет. Он наверняка развлекается перед торжеством. Хотя, откуда он мог узнать, что оно уже будет на следующей неделе? – задумалась Карла, остановившись пред дверью.
Мужчина вздохнул, про себя проклиная глупость дочери.
Но, по крайней мере, именно она вызывает наименьше подозрений.

@темы: NC-17, Nezumi, Sion, Yaoi, Ангст, Мини, Фанфикшн

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

No.6 - community

главная