Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:19 

Ваше Высочество. Глава 2

<Kid>
...разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого, и когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди. (с)
Фендом: No. 6
Название: Ваше Высочество
Глава: № 2
Автор: Uzumaki_Kid
Бета: Saske Uchiha
Пейринг: Недзуми/Шион
Рейтинг: R
Жанр: Слеш, экшен
Состояние: в процессе
Размещение: спросите.
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: Средние века. Шион - приговоренный принц. Недзуми должен ему за спасение от смерти четыре года назад

Глава 1

- Итак, - Инукаши, как всегда, явился словно из ниоткуда. Недзуми не удивился: он и сам так умел, и у него это получалось даже лучше по его скромному мнению. – Каков мальчик в постели?
Актер встал спиной к перилам, опершись о них:
- Сопит громко. Маму зовет.
Инукаши рассмеялся:
- Поверить не могу, что ты ничего с ним не сделал. После всей этой подготовки, я думал, ты его завалишь прямо в камере, не развязывая.
Они стояли на втором этаже постоялого двора. Внизу, в помещении, отведенном под трактир, которое отлично отсюда проглядывалось, было шумно. В отличие от Недзуми, Инукаши с интересом наблюдал за поведением Шиона среди этого сброда. Пока принц только оправдывался, пытаясь что-то объяснить здоровенному детине, теснившему его к остальной компании. Актер интереса не проявлял, даже глаза театрально прикрыл.
- Говоришь так, будто мне очень уж нужно это тщедушное тело. У нас были счеты, я их сравнял.
- О, и теперь не собираешься его выручать? Тогда тебе нужно было все-таки что-нибудь сделать с ним вчера, потому что эти парни, кажется, готовы разложить его прямо здесь. Ну или дотащат до ближайшего сарая. Чем он им так приглянулся? А, я знаю. У тебя созрел план. Ты вырываешь его из их грязных похотливых рук, он плачет у тебя на груди, понимает, какой в сравнении с этими свиньями ты весь благородный и добрый, и без разговоров подставляет тебе задницу? Прекрасно, Недзуми. Только не стой на виду тогда. Он уже раз пятнадцать так печально посмотрел на твою спину. И, я думаю, самое время прийти ему на помощь.
Стало громче, послышался грохот. Недзуми дернулся, но ничего делать не стал, оставшись на месте. Какая разница, что произойдет с этим парнем? Он вернул ему долг, и хватит.
И все же что-то неприятное клокотало внутри. Если он не может касаться Шиона, то почему это могут делать совершенно посторонние люди? Почему принц не поступит с ними так же? Или его смелость кончается там, где противников становится больше одного?
Послышался крик, но не Шиона. Затем снова грохот, еще звуки драки, потом все стихло, остался только звук раздающихся на лестнице шагов. Инукаши старался не смеяться вслух, схватившись за живот. Принц остановился по правую сторону от актера, пристально глядя в лицо. Недзуми улыбнулся – искренне, довольно.
- Почему ты не помог? – спросил Шион. – Ждал, что я позову? Попрошу?
- Я бы и тогда не помог, - скучающе признался Недзуми, нагло глядя в глаза. – Я вернул тебе долг. Хватит. От тебя и так полно проблем. Не хватало мне еще толпы недоброжелателей. Кроме того, мне показалось, что они совсем не хотели тебя убивать. Брезгуете, принц?
Шион отвернулся, словно не выдержав этого взгляда, молча ушел в их комнату.
- Вау, - прокомментировал Инукаши. – Ну теперь-то ты точно сможешь взять его только силой. Впрочем, у принца есть зубки. Что он, говоришь, ночью делал? Ты ведь не обиделся же, что он тебе не дал, решив отыграться? А, Недзуми?
- Если бы я захотел, - спокойно напомнил актер, - я бы все, что угодно сделал. Я – не те идиоты, что пытались его взять, полагаясь только на силу.
- Конечно, у тебя другие методы. Ты бы его уговорил.
- Однако, это интересно, - усмехнулся Недзуми, глядя на дверь их комнаты и пропустив колкость мимо ушей.
- Что именно?
- Его трясло.
- Естественно. Его только что чуть не поделило трое мордоворотов с большой дороги.
- Вот и я о том, - актер отлепился от перил, направляясь к двери с той же самоуверенной улыбкой.
Он представлял Шиона сидящим напротив окна с надутыми от обиды губами. Принцы наверняка ведут себя так. Но спасенный им вчера парень лежал на кровати, закрыв глаза сгибом локтя. Поэтому место напротив окна, оседлав стул и находясь лицом к принцу, занял Недзуми.
- Ты сразу меня узнал, Шион. Хотя я сильно изменился. Да к тому же был в платье и парике.
- Я почему-то знал, что ты придешь, - ответил принц, не убирая руку.
- Тогда?
- Да.
- И? Ты хотел увидеть меня? Зачем?
- Зачем? – измученным голосом отозвался Шион. – Не знаю.
- Почему ты вчера сопротивлялся? Ты ведь не боялся меня.
Шион молчал, не шевелясь. Дышал он тяжело, иногда сглатывая, и наблюдательный Недзуми наконец отвлекся от допроса, заподозрив неладное.
- Эй?! С тобой все в порядке?
Шион убрал руку от глаз, попытался встать, но вдруг перегнулся, схватившись за живот, и его стошнило на пол.

У принца был жар, его мутило, комната плыла. Недзуми злился от того, что приходилось менять холодный компресс на его лбу, но в то же время волновался. Больше не за Шиона, схватившего простуду, сколько за то, что если остаться здесь, все еще так близко к столице – их могут найти. Не вечно же преследователей будет вести ложный след.
Принц не бредил. Дышал только неровно, глубоко.
- Как ты умудрился так захворать? – проворчал Недзуми, сидя на кровати около больного.
- Не знаю. Прости, что пришлось убирать.
- Подумаешь. Мне не привыкать к грязи… Сколько ты провел в той камере?
- Не знаю.
- Скорее всего, там и простыл.
- Недзуми, не уходи.
- Я тут сижу, - попытался выглядеть рассерженным актер. – Не ухожу. Ясно? Все в порядке.
Шион повернулся на бок и вдруг заплакал, зарываясь носом в одеяло.
- Эй. Ты чего? – всполошился Недзуми.
- Я ведь умру, да? Умру, так и не увидев маму… Я ведь только встретил тебя. Это не честно! Я все эти годы так мечтал увидеть тебя, поговорить с тобой, а вместо этого…
- Тск, - цыкнул Недзуми. – Не болел, что ли, никогда? От этого никто еще не умирал. Схожу, принесу тебе какого-нибудь порошка или травки, чем там это лечится, и будет все в порядке!
На том, чтобы вызвать лекаря, настоял хозяин гостинцы, опасавшийся чумы или оспы. Недзуми пришлось подчиниться, чтобы их не выгнали. Но лысый лекарь, выйдя из комнаты, скорбно и отрицательно покачал головой, ошарашив:
- Это не простуда. Он умирает.
Шиона рвало уже кровью. Его приходилось поить водой, которая тут же оказывалась на полу вперемешку с желчью. Недзуми заперся с ним, не желая никого пускать. Теперь было не до театральных представлений и не до преследователей. Если его найдут рядом с трупом этого мальчика – пусть. Шион спас ему жизнь, будет справедливо, если он умрет следом.
Принца лихорадило, но он все еще оставался вменяем. Дрожал под одеялом и ничего больше не говорил, зная о своей обреченности.
- Это они тебя отравили, - протирая его лоб влажным полотенцем, прошептал Недзуми, погладил по волосам. – Не умирай, слышишь. Ты не видел маму, сам сказал. Ведь хочешь же ее увидеть? И мы с тобой только встретились. Я тоже помнил тебя все эти годы… Для меня ты значишь, наверное, даже больше, чем я для тебя.
Шион смотрел молча, вытянул руку из-под одеяла, Недзуми накрыл ее своей, положил голову на пропахшую болезнью простынь.
- Упрямый гаденыш ты, вот кто, - беззлобно отозвался актер. – Ты девственник?
Принц кивнул. Сил смущаться не было.
- Из-за того, что вчера оттолкнул, так девственником и умрешь.
- Я не хотел так, - шепотом ответил Шион.
- Но я ведь не противен тебе, так?
- Да. Я помнил тебя еще маленьким ребенком… Все представлял, каким же ты вырос. Ты очень красивый, Недзуми.
- Я знаю.
- Не только внешне. То, как ты держишься, как двигаешься, как ведешь себя… Это завораживает. Словно мой сон сбылся… Я не хочу, чтобы все кончалось так. Слышишь?.. – на глаза Шиона снова навернулись слезы. – Не так. Не теперь. Не здесь. Хочу, чтобы у нас было время. Говорить-говорить-говорить… Хочу узнать о тебе больше. Я не хочу умирать… Не хочу…
Недзуми забрался на кровать, лег к стенке, снова взял Шиона за руку, обнял, провел руками по волосам.
- Извини, что утром не помог… Я злился на вчера. Думал, пусть делают с ним что хотят, может, тогда разницу поймет между мной и этим быдлом… Я не смог бы, наверное, выдержать и, если бы они правда тебя потащили куда-то, я бы…
- Хватит. Недзуми, расскажи о себе. Пожалуйста, лучше о себе.
У самого края актер становился как никогда искренним. Ему думалось, что так и заканчивается эта история, и прежде, чем это произойдет, он поймет, что держит за руку еще не окоченевший труп. Вот она, еще одна рана на всю его жизнь, и никакой надежды впереди теперь.
- О чем тебе рассказать?
- Что было после того, как ты сбежал?..
Говорить об этом было мерзко. Но умирающему Шиону он мог довериться:
- Ничего хорошего. До зимы мыкался по помойкам, отбирал объедки у псов бродячих. Потом попал к какой-то ведьме вроде как в прислугу. Лупила, кормила впроголодь, но кормила. А к весне карга копыта отбросила – я опять один остался… Но к тому моменту меня уже перестали искать. А потом я увидел театр. Бродячих актеров. Это было так волшебно, и в то же время… так страшно и грустно. Прошлое вспомнилось. Еще до тюрьмы. До того, как пришел твой папаша и всех моих родственников вырезал. Когда было на кого положиться, кому защитить, уложить в теплую кровать сытого, пожалеть… Так разревелся. Актеры думали, что я потерялся. Кроме того, война ведь только недавно кончилась, приняли за беженца. Взяли к себе. Сначала «подай-принеси». Кормили, правда, лучше… А потом я и до сцены добрался.
- Ты актер? – удивленно прошептал Шион. Взгляд его уже блуждал, с трудом фокусируясь на лице собеседника.
- Можно и так сказать… Многого натерпелся. И в театре тоже. Не хочу рассказывать – мерзко это все… Но именно благодаря театру я смог прийти к тебе. Сначала не до этого было, но как на ноги встал – я искал тебя. Сначала и не верил, что ты принц. К тому же в ту нашу встречу ты был еще шатеном. Но потом… Я подумал, что да, только этот мальчишка может так себя вести. Я думал, что ты не захочешь пойти со мной. Принц же. А мне рядом с тобой находиться опасно было. Я такой идиот… Придумал себе там что-то. Весь такой красивый и к тебе в сад. Принц и беглый преступник – какая романтичная парочка, да, Шион?..
Больному, похоже, было уже не до того. Он сглотнул, кивнул, глядя будто бы в пустоту. И Недзуми понял – Шион пытается слушать, держаться, но происходящие в его организме болезненные и неприятные процессы требуют больше внимания, чем эта речь. Понял и не стал продолжать. Просто обнял, насколько мог мягко, осторожно пригладив волосы. В комнате стоял отвратительный, удушливый запах болезни, и актер вспомнил, что в жизни смерть не так высокопарна, как на сцене. Он давно это знал, но никогда не думал, что это может случиться с Шионом. С мальчиком, который заменял ему религию все это время – будешь вести себя хорошо и не высовываться, будешь сильным и сможешь встретиться с ним. И тогда наступит его аналог рая – он больше не будет один.
И вот тебе реальность. Больше не будет рая.

Недзуми не спал всю ночь, прислушиваясь к тому, дышит ли принц, и отчаянно боясь, что в какой-то момент послышится хрип, Шион замрет, и сделать уже ничего нельзя будет.
Но к утру дыхание выровнялось, жар спал, парень казался просто заснувшим. Сидящий на кровати в предрассветной мути Недзуми, не отрывая от лица больного глаз, вдруг подумал: вдруг это то самое затишье, как перед бурей, как перед смертью? Вдруг Шиону снится мама. Не он, Недзуми, которого этот парень когда-то спас, а та самая призрачная мама, которую так и не получится снова увидеть.
Но чем дальше, тем больше Недзуми чувствовал себя так, будто в его руках ваялась новая жизнь из сломанного и полумертвого, как казалось, принца. К вечеру произошло совсем уж чудо – Шион очнулся, попросил воды, смог сесть, выпил с жадностью, затем осмотрелся и, сам удивляясь этому факту, спросил:
- Я живой?
- Ты не мертвый, - подтвердил осторожно Недзуми. И не знал, радоваться ему или злиться от того, каким открытым был вчера, как выложил всего себя этому человеку, а тот взял и не умер.
- Я чувствую себя лучше, - улыбнулся счастливо принц. Недзуми ответил на это своей хищной улыбкой, поднялся со стула, переместился на кровать, оседлав бедра Шиона:
- Вот и хорошо. Значит, не умрешь девственником.
- Я бы не советовал этого делать, если не хочешь, чтобы меня в процессе стошнило тебе за шиворот. Не самое эротичное зрелище.
- Я поверну тебя спиной, и блюй в подушки, - развел руками Недзуми, наблюдая за реакцией принца. Тот нахмурился:
- Все равно я совсем не так себе это представлял. Так что – не будем.
- Не так? И как же ты себе это представлял? – почти издевательски промурлыкал актер, наклоняясь ниже. Его пьянила мысль о том, что этот мальчишка выжил. А вместе со злостью на него за то же – создавала совершенно сумасшедшее, лихорадочное ощущение где-то в районе живота.
- Для начала: я должен был быть сверху, - почти зло бросил Шион, и тут же густо покраснел, сообразив, как это звучало. Закрыл лицо руками, пока актер хохотал, запрокинув голову.
- Мечтай, - отсмеявшись, почти серьезно бросил Недзуми, тут же перехватив ворот рубашки Шиона. Не сразу, постепенно, ночной ужас отпускал обоих, и они шутили, актер и вовсе ликовал, мысленно благодаря своего седого Бога за то, что тот не бросил его в этом отвратительном мире одного. Бог же всячески отпихивался, но стоило коснуться его губ своими – ошеломленно замер, словно решив стать памятнику самому себе – авось странный адепт успокоится и отстанет, от статуи-то. Впрочем, достаточно было взяться за завязки штанов, как Шион снова завозился, разорвал поцелуй, практически пожаловался:
- Ты пользуешься тем, что я еще слаб!
- Ты всегда слаб. Но не волнуйтесь, Ваше Высочество, я буду Вас защищать. Теперь буду. Но не от себя.
Как ни хотелось сказать, что губы эти были как мед или розы, но у поцелуя был неприятный кислый вкус, да и сам принц еще хранил тот самый, невыносимо терпкий запах болезни. Пришлось сдаться, отпустить ворот рубашки и развести руки в жесте «сдаюсь».
- Тебе не мешало бы помыться.
- Я сказал, что чувствую себя лучше, но не уверен, что могу нормально передвигаться. Еще спать очень хочется… Недзуми, я ведь не умру? Все уже закончилось?
- Как знать, - покачал головой актер, оседлал стул. – От отравления теперь вряд ли… Но время идет, а мы все еще остаемся в этом городе. У тебя приметная внешность, ты успел наделать шума. Хотя бы этого крысятника не покидал.
- Сколько у нас еще есть времени?
- Нисколько. Мы должны были еще вчера свалить отсюда. Я не уверен, что они не нападут на этот след. А я надеялся быть уже далеко, когда в этот город нагрянут. А ты даже в ванную дойти не можешь, не то, что верхом скакать…
- Прости… - Шион опустил голову, уставился на свои руки.
- Да что уж тут… Связался на свою голову. Знал, на что иду. Но если бы не Вы, Ваше Высочество, меня бы здесь сейчас не было, - Недзуми помолчал, глядя в сторону, затем прибавил:
- Надо перестать звать тебя «Ваше Высочество». Решат, конечно, что шучу – тряпки на тебе совсем не королевские, но мало ли…
Шион повернулся на бок, завернулся в одеяло.
- Ты голоден? – решил проявить заботу Недзуми. Принц отрицательно промычал:
- Нет.
- Точно? Ты со вчерашнего дня не ел. Надо будет хотя бы бульон выпить, иначе мы тут надолго застрянем. Вылечиться вылечишься, но будешь уже от недостатка сил валяться.
- Хорошо, - снова не оборачиваясь отозвался Шион, без особого, впрочем, энтузиазма. Недзуми недовольно цыкнул, встал, подошел к его кровати, коснулся седых волос, и принц удивленно обернулся.
- Ты не виноват, - заверил актер, пригладив его макушку. – Это они виноваты… Не знаю, кто именно тебя пытался отравить, но скоро это будет уже не важно. Мы будем далеко отсюда. Нас не найдут. И в этом «далеко», Шион, мы будем вместе. Не знаю, как ты, а я этого, кажется, всегда хотел. Мне наплевать, кто ты и каких кровей, пока я могу быть рядом.
Шион смущенно закрыл половину лица одеялом, но, похоже, успокоился. Для него слова звучали как «Будь ты хоть сыном крестьянина, я буду рядом». А Недзуми даже не подумал, как именно его поймут и поймут ли вообще, но, говоря это, имел в виду «Мне наплевать, что ты сын того человека. Он лишил меня всего и собирался убить. А ты меня спас. И пусть тебе это ничего не стоило – ты вполне мог не открывать дверь и не брать на себя этот груз. Испугаться. Но ты этого не сделал. Ты другой».
У Шиона не хватило бы сил в ту ночь откровений рассказать Недзуми, что происходило после его выходки со спасением пленного. Да он и не стал бы рассказывать – он готов был уйти, не обременяя этого человека ответственностью за то, что легло на плечи принца за спасенную жизнь. А волосы… Мало ли проблем у принцев. Недзуми ведь сам сказал, что первые пару лет ничего не знал ни о личности, ни о судьбе своего спасителя.

@темы: Hurt/comfort, R, Драма, Миди, Фанфикшн

Комментарии
2012-04-11 в 13:54 

Чудо кошачьего племени
Кошки - это не люди, но кошки - это не звери, Они - разумные монстры с весьма далеких планет.
немного посмеялся, немного испугался за Шиона,но как-то не сильно.)
Ждем проду ^_^

2012-04-14 в 00:02 

<Kid>
...разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого, и когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди. (с)
))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

No.6 - community

главная