07:23 

Ваше Высочество. Глава 3

<Kid>
...разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого, и когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди. (с)
Фендом: No. 6
Название: Ваше Высочество
Глава: № 3
Автор: Uzumaki_Kid
Бета: Saske Uchiha
Пейринг: Недзуми/Шион
Рейтинг: R
Жанр: Слеш, экшен
Состояние: в процессе
Размещение: спросите.
Дисклеймер: отказываюсь.
Саммари: Средние века. Шион - приговоренный принц. Недзуми должен ему за спасение от смерти четыре года назад

Глава 1
Глава 2

Чувство опасности у Недзуми было прямо-таки крысиное, и о том, что что-то не так, он догадался, только ступив на порог постоялого двора. Хозяин как всегда возился около кухни, покрикивал на слуг, но и с ним было что-то не то, и само это место, кажется, пропахло опасностью. Будь он один – развернулся бы и пропал, бросив в комнате вещи и деньги. Но на этот раз его ждало кое-что куда более ценное, что нужно было вытащить любой ценой, хоть даже самому угодив в ловушку.
Недзуми, безразлично жуя на ходу яблоко, с небольшим свертком продуктов поднялся по лестнице, двигаясь обычным прогулочным шагом, у двери на секунду остановился, специально задержавшись на лишнюю секунду, а затем ударил, открывая дверь с ноги, швырнул пакет с продуктами в появившееся в проеме лицо, которое не задело, потому что обладатель его держался на безопасном расстоянии от двери. Затем пригнулся, просто на всякий случай, скользнул в комнату и вынужден был замереть, едва не напоровшись на лезвие короткого ножа, оставшееся у его глаза. Дверь негромко закрылась. У выхода, судя по звукам, кто-то отплевывался, матеря разбившего ему нос дверью мальчишку. Недзуми разочарованно цыкнул – пятеро. На двух больше, чем количество народа, с которым мог бы справиться он в таком тесном пространстве и при наличии у них заложника.
Шион сидел на стуле у окна, по обеим сторонам от него по два человека. Одеты пришельцы были не бедно, хотя и по-походному практично. Совсем не похоже, что они здесь с мирными целями – принц был бледнее обычного, попытался вскочить, но его сильной рукой усадили на место.
- А вот и наш спаситель. Тут порешим или с собой захватим? Очень уж не охота по такой жаре голову с собой в мешке волочить.
- Стойте, вам ведь я нужен! Меня спас вовсе не этот человек! – Шион попытался вскочить, но его подсечкой заставили сесть на место. Принц зашипел от боли, но продолжил:
– Он тут не при чем! Я его не знаю.
- Конечно. Люди просто так вышибают двери в чужие номера.
- А я грабитель, - принял правила игры Недзуми, но его наглая улыбка выдавала обоих с головой. – Смотрю, ребята развлекаются, подумал, может, и мне тут дело найдется.
Получил удар под дых, рухнул на пол, согнувшись и пытаясь отдышаться.
- Недзуми!
- Не знакомы, значит, - прокомментировал стоящий по центру комнаты прямо напротив актера детина, перекидывая нож в другую руку. Наемник с разбитым носом наконец приблизился, чтобы пнуть обидчика под ребра со всей ненавистью, после чего констатировал:
- Пришить. За одним всяко удобнее следить, чем за двумя.
Корчась на полу, Недзуми оценивал ситуацию. С принцем они обращаются без всякого почтения, если бы тот сопротивлялся чуть больше – сейчас так же рядом харкался бы кровью, но и убивать его, похоже, не будут. Значит, отец велел привезти Шиона живым, но не обязательно невредимым.
- Зачем сразу пришивать-то? – спросил тот, что с ножом, приподнимая Недзуми за волосы, чтобы разглядеть лицо. - Раз сам король не побрезговал, нам тоже не стоит отказываться от такого удовольствия.
Шион, кажется, побледнел еще больше, снова вскочил, но стоящий справа от него снова, не глядя, перехватил мальчишку за волосы и швырнул обратно на жалобно заскрипевший табурет.
- Неплохо. Убить всегда успеем, - согласился наемник с разбитым носом, сплюнув кровь на пол.
- Подождите, - нервно окликнул Шион, сжимая руки в кулаки. – Не трогайте его.
- Ты нам типа запрещаешь, что ли? С какого перепугу?
- Я не запрещаю. Я просто пытаюсь договориться. Вы отпускаете его, но я-то остаюсь.
- И что ты можешь? Думаешь, у тебя еще осталась какая-то власть? Думаешь, что папочка тебя просто отшлепает и вернет в свою комнату? – проворчал «разбитый нос» презрительно. – Если бы это было так, нам бы не сказали «не церемониться». Что у тебя есть, сосунок? Больше, чем твой папаня, ты нам заплатить не сможешь.
«Как же они пренебрежительно о короле… Выбрал без ошибки – для них нет никаких титулов или священной голубой крови. Эти и убили бы, будь такой приказ,» - снова мысленно отметил Недзуми.
- У меня пока еще осталось мое тело, - серьезно предложил Шион, и актер в этот миг чуть не вскочил от изумления – серьезный тон и в то же время достойный дешевой шлюхи. Что за херня происходит? Его Шион никогда не был таким. Его Шиону положено краснеть, сидеть смирно, руки на коленях, и ожидать, когда Недзуми встанет, раскидает всех пятерых и спасет его. Его Шион ведь не знал, что актер этого не может.
Боров с разбитым носом рассмеялся, забрызгав слюной:
- Ты правда, что ли, такой дурак, как говорил папаша? В чем вас там воспитывают, ненормальных? Или ты из своей комнаты не выходил и мир только по рассказам мамочки знаешь?! Нас пятеро. Вы у нас в руках! Мы все, что хотим, можем сделать и, можешь не волноваться, повеселимся с обоими. Просто с этим надо что-то сейчас решать, а тебе еще с нами возвращаться, принц! О, принцев-то у меня еще не было, только уж извините, Ваше Величество, в рассказах по кабакам Вы будете принцессой, бабой, как и ваш незадачливый спаситель!
- Эй, погоди, - окликнул один из подельников, который стоял слева от Шиона. – Не спеши так. Грязных мальчишек по подворотням полно, а вот, скажем, принцы тебе частенько отсасывают? Чтобы ты при этом еще и не боялся без члена остаться.
Недзуми почти слышно гневно зашипел. Шион ведь поверит, с него станется. Решит совершить самопожертвование, он же альтруист, ему же главное, чтобы актера отпустили. Вот только самого Недзуми, конечно, вряд ли отпускать собираются и, воспользовавшись принцем, просто рассмеются в лицо, на требование освободить подельника. Но откуда же Шион это поймет? Ему слово этих людей наверняка кажется нерушимым, а все вокруг - честными.
«Все-таки надо было уложить его в первую же ночь», - с досадой утопленника, как об отложенном на завтра куске мяса, подумал актер. Пусть бы он потом замкнулся, пусть уже не открылся бы, шарахался, может, даже потерял какие-то зачатки чувств к актеру, но сейчас не был бы так наивен, понимал, из каких людей состоит этот мир. Считал Недзуми подонком и не предлагал сейчас себя вместо него. Да и, в конце концов, просто до зубного скрежета обидно было отдавать этим тварям его еще нетронутым.
Этих людей вокруг него актер сейчас ненавидел, как никогда прежде. Для них Шион был просто «тело», никакой ценности, кроме этого, не представляя. Рано поседевший принц. И все. Они не знали, как ночами этот мальчик может так по-детски звать маму, не видели его утром, спокойного, отходящего от болезни, с аппетитом уминающего не особо густой суп, в конце концов не видели, как он улыбается, им и не нужна была его улыбка – скорее уж слезы. А ведь этот чертов альтруист наверняка будет плакать.
Наемники тем временем многозначительно переглянулись, тот, что еще зажимал разбитый нос и у кого к Недзуми должно было быть больше всего претензий, словно великодушно согласился:
- Хорошо. Хотя и много чести, но ведь Вы все-таки Ваше Высочество, как ни крути, - его еще перепачканная в крови рука прошлась по светлым волосам и бледному лицу Шиона, замарав. И это стало последней каплей, чтобы Недзуми сорвался. Его ненависти хватило только развернуть руку ублюдка с ножом так, чтобы он сам же на свое лезвие напоролся, швырнуть его вперед на широкую спину касавшегося принца, броситься на третьего противника, но тогда на него кинулись двое сразу, которых уже нельзя было застать врасплох. Последний, еще стоявший на ногах, снова ухватил Шиона за плечо, вернув на место.
Слабый, как девчонка. Беззащитный. Недзуми снова попытался вырваться, но получил такой удар под ребра, что чуть не распрощался с завтраком, отчаянно закашлявшись. Упасть ему не дали, подхватили, ударили еще раз в спину локтем, словно для профилактики, затем заломили руку за спину.
Первый атакованный им хрипел на полу, с кашлем выплевывая кровь, внимания на него больше не обращали, второй, скинув почти уже труп товарища, поднимался, с деланным великодушием останавливая:
- Ну-ну, мы же пообещали. Заприте его пока в какой-нибудь каморке и возвращайтесь, а то все веселье пропустите.
Недзуми вдруг почему-то разозлился на принца, решив, что если им доведется выбраться отсюда, сделает с Шионом все, что захочет, будет тот сопротивляться или нет, станут эти грязные ублюдки для него моральной травмой или… «Крысы» - почему-то вдруг с ненавистью мысленно обругал наемников Недзуми. Его за шкирку подняли, потащили к выходу. Все тот же, с разбитым носом, уже не дожидался, пока пленника выволокут, перехватил обманчиво-тонкое запястье, потащив принца к себе, бросив что-то вроде «Быстрее давай», пока еще не известно к кому обращаясь, и в момент, когда актер уперся, отказываясь покинуть комнату и уже зная, что его протест в следующую секунду сломят резким ударом под ребра, сзади раздался крик, затем грохот, и сам Недзуми, развернувшись, впечатал своего конвоира в стену всем телом так, что у того хрустнули кости.

- Мне начинает казаться, что ты девственник потому, что оставляешь импотентами тех, кто пытается залезть к тебе в штаны, - негромко, но все же и не шепотом съехидничал Недзуми. – И? Когда ты заметил, что в тебе живет страшный монстр, убивающий все живое при попытке тебя трахнуть? А если бы ты был невзрачным – это перестало бы работать? Или на людей больше действует то, что ты полностью в их власти, чем внешность.
- Замолчи, - попросил Шион чуть слышно. Кажется, он даже дышать бояться. С четверыми в комнате справились, но тогда по лестнице загрохотали шаги подмоги, сбежавшейся на крик, пришлось сваливать, не ввязываясь в дальнейший бой. Да, народу для поимки принца наняли больше, чем для ареста опасной банды. Недзуми, точно знавший, что сейчас их, прячущихся под самой крышей чьего-то сарая среди ароматных охапок сена, никто не услышит, продолжал:
- Это как червячок на крючке рыбака. Вот вам наивный мальчик, к тому же принц. Кожа светлая, глаза наивные, сопротивляться не может, и, стоит его ударить – смотрит так обиженно, словно его никогда и не пороли. Как такому не сделать больно? Идеальная жертва садиста.
- Пожалуйста, замолчи, - шикнул снова принц, боясь зашуршать сеном при попытке повернуться. Недзуми, сидящий рядом обхватив колени руками, продолжал мстить за весь тот страх, что испытал за этого человека там, в комнате полной наемников:
- А потом эта жертва садиста сама вдруг оказывается тем еще монстром и заглатывает позарившегося на нее маньяка…
- Замолчи уже, я сказал! – забывшись, выкрикнул Шион и был тут же уложен даже не на пол, а на весь тот ворох соломы, что возвышался над полом. Недзуми сидел сверху, одной рукой держа ворот его рубашки, второй прикладывая к губам палец:
- Ты что? Хочешь, чтобы нас обнаружили? Привык, что тебе подчиняются, да? Ты принц из какой-то глупой сказки. Настоящие принцы не такие. А ты больше похож на деревенского мальчика, не видевшего дальше своего курятница и родной коровы. Какие тут интриги… Вот и к лучшему, что папаша тебя отстранил от управления. Из тебя не получился бы правитель. Правитель должен быть жесток – казнить, устраивать войны. А ты наверняка собираешься накормить всех голодных и спасти всех несчастных детей. Сделать всех счастливыми, так? – лицо актера, кажется, потемнело, он до синяков сжал светлые запястья парня под ним. Его вдруг накрывало осознание, что Шион – сын того человека, плоть от плоти.
- И что? – насупился принц, вновь напоминая обиженного ребенка.
- Ничего. Я в той комнате сам себе слово дал. Что раз всякие выродки тебя лапать могут, то я уж точно сделаю все, что захочу. Или ты и мне голову разобьешь?
- Нет.
Губы Шиона сжались в линию, он нахмурился:
- Но и не допущу этого.
- Почему же, принц? Ведь Вы признавались мне в вечной любви. Или Вы ветрены, а я – всего лишь ваше увлечение? Прошло уже, да?
- Прекрати, - серьезно велел Шион, – Я не хочу делать тебе больно, но ты не в себе.
Этот приказной, почти величественный тон вывел Недзуми из себя. Раздраженно цокнув языком, он, не тратясь больше на слова, перехватил рубашку Шиона у горла и потянул в разные стороны, разрывая.

- Ты меня бесишь. Надо было тебя выкинуть где-нибудь по дороге. Из тюрьмы я тебя спас, и черт с тобой, что дальше будет – не мое дело, - Недзуми раздраженно ощупывал лицо, чувствуя уже набухающие синяки.
- Пошел к черту. Я предупреждал, - буркнул Шион, немного шепелявя. Правый глаз у него на половину заплыл. Принц сидел у ручья на корточках, наблюдая, как Недзуми зачерпывает воду, прикладывая ее к лицу. Все же, Шион выглядел обеспокоенным.
- Что с тобой, черт возьми? Рефлекс? – прорычал Недзуми, чуть не ляпнув «К черту твои извинения», вовремя поняв, что принц и не собирается извиняться вслух. Шион, снова похожий на ребенка, отрицательно помотал головой. Актер не без самодовольства заметил, что его противнику досталось больше, хотя и он, если бы не увернулся вовремя, вместо синяка на скуле успокаивал бы сейчас разбитый нос.
Рядом присвистнули:
- Ну и досталось вам, ребята. Нехило эти шкафы вас отделали. Но вы-то их и вовсе уложили. Молодцом!
- Тебе чего тут надо? – огрызнулся Недзуми, бросив на Инукаши неприязненный взгляд.
- Тоже драпал. Мало ли, меня заподозрят в преступной связи с вами. Да и вообще вы ребята интересные, - задорно продолжал Инукаши. У Шиона мороз по коже пробежал:
- Так ты знал, что мы там, что нас схватили, и не помог? Почему?
- Мне за это не заплатили. К тому же, чего бы я там сделать смог?
- То есть, ты не показался бы, даже если нас убивать начали, - нахмурился принц, продолжая немного шепелявить. Недзуми поднял руку, останавливая:
- Он просто работает на меня. И прекрасно знает, что денег у меня слишком мало, чтобы снова заплатить ему. Инукаши, проваливай. Тебя искать не станут, пока мы прячемся.
- Пф. Заплати, тогда свалю.
- Это еще за что? – поднялся актер.
- За то, что оставлю вас наедине. Ты ведь этого хочешь? В смысле, хочешь-то ты на самом деле кое-кого еще, несмотря на то что у него глаз заплыл, но я могу либо оставаться здесь, либо за небольшую сумму дать вам пару часиков наедине. Хотя лес, мне кажется, не самое удобное для этого место.
- Инукаши, - Недзуми, до этого умывавшийся, обернулся:
- Если ты не свалишь отсюда, я тебя головой в ручей засуну. И придержу, пока не прекратишь пускать пузыри.
- Ха! Попробуй! – отозвался собеседник, на всякий случай принимая боевую позу. Актер поднялся, вытирая руки о штаны. Шиону пришлось вскочить.
- Этого еще не хватало! Прекратите!
- Твою мать, меня бесит этот твой приказной тон! Не во дворце, запомни это наконец! Если я собрался его утопить – я его утоплю! – снова вспылил Недзуми. Шион продолжал стоять между ними, словно и в самом деле мог разнять, если бы эти двое серьезно решили поубивать друг друга.
- Да ну, связываться еще, - проворчал Инукаши. – Урод ты, Недзуми. Как только нужен – так ты ласковый и добрый, чуть ли не друг. А как свою миссию исполнил – вали на все четыре стороны.
- Во-первых, ты думаешь так же, во-вторых, я тебе за это заплатил, в-третьих, мне казалось, что тебя все устраивает. Тебя должно было отогнать хотя бы чувство опасности. Или хочешь, чтобы тебя поймали вместе с нами, разложили и узнали твой маленький секрет?
Инукаши фыркнул, повернулся к Шиону:
- Правильно ты ему не подставляешься, парень. После первой же ночи он станет тем еще подонком и с пинком проводит тебя подальше из своей жизни. Недзуми не любит привязанностей, не верь ему.
Актеру сейчас казалось, что и плевать. Ну поверит, ну и пусть идет тогда куда глаза глядят. Есть захочет – прибежит. Вряд ли его учили, что еду сначала надо вырастить или поймать.
- Но я для него – особенный, - серьезно заметил Шион. Инукаши даже рассмеялся от такого заявления, привалившись спиной к дереву.
- Конечно! Ты – особенный! Давай-давай! Верь в это дальше! Так тебе и надо. Таких как ты учить надо, если хотят дальше жить. Надеюсь, этот урок пойдет тебе в прок.
Инукаши успел отскочить, увернувшись от несколько даже ленивого пинка актера, пришедшегося теперь по дереву. Недзуми внутренне передергивало от разногласий с самим собой. Злость то успокаивалась, то снова начинала шипеть: «Так что ж ты на мои прикосновения так реагируешь, будто я мерзкий насильник?! Может, это именно ты и врешь? Во что я поверил? В того мальчика, что открыл мне дверь и оставил у себя на ночь? Это было четыре года назад, ты за эти годы вон как вырос. Я изменился. Ты тоже наверняка. Может, то чудовище и есть настоящий ты и просто обманывает меня. Играешь моими чувствами, чтобы я охранял тебя?.. Ведь я за тебя любому горло перегрызть готов. Ты ведь там в комнате того и добивался? Чего? Чтобы они с меня переключились на тебя, или чтобы я убрал как можно больше этих ублюдков, пытаясь спасти тебя от изнасилования?»
Снова повернулся к Шиону. Тот смотрел прямо и с таким видом, словно это все – само собой разумеющееся. То, что он любит. То, что любящий уязвим как никто другой, потому что когда трогают тебя – черт с ним, это же просто тело, а когда марают эту белую кожу – уже знаешь, что не простишь. Убьешь каждого, кто оставил на ней свой след.
Принц не был слаб. Потому что для него любовь не была слабостью, напротив. Когда за твоей спиной кто-то – хочешь быть сильным. Он понял это еще тогда, в одиночной камере четыре года назад, когда отец, которого до этого так боялся, сурово выспрашивал «Раскаиваешься ли ты?». И память о серых глазах, смотревших так тепло, память о том, что смог спасти жизнь этому существу, заставляла упрямо сжимать зубы и отвечать «Нет».
- Да ну к черту, - отмахнулся Недзуми, затем перевел глаза на Инукаши. – Тебе я ничего не должен теперь. Будешь сам себя содержать.
- Пф. Испугал ежа голым задом.
- Если думаешь заработать на том, чтобы оставлять нас с ним наедине – зря. Мне мои яйца еще дороги, чтобы с ним вдвоем оставаться.
- Тогда я буду брать с тебя деньги за то, чтобы не оставлять вас вдвоем, - оскалился Инукаши.

@темы: Фанфикшн, Макси, Драма, Sion, R, Nezumi, Hurt/comfort

Комментарии
2012-07-11 в 03:50 

~Rika
С самого детства я боялась темноты. Теперь я выросла и подумала - комната ведь моя, значит и чудовища - мои, значит Я - БОСС
Супер. Все три главы прочитала с большим интересом. А Инукаси у вас это что-то))

2012-07-11 в 06:37 

<Kid>
...разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого, и когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди. (с)
Спасибо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

No.6 - community

главная